«Ақ жол» Демократиялық партиясының
ресми сайты
Выступления

11 сәуір 2018

Выступление Азата Перуашева на пленарном заседании Мажилиса по проекту Закона РК «О валютном регулировании и валютном контроле»



11 апреля 2018 г
ода

 

Құрметті Нұрлан Зайроллаұлы!

 

Құрметті әріптестер!

 

Көптеген жылдар бойы «Ақ жол» фракциясы офшорсыздану және сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл жасау мәселелерін ұдайы көтеріп келеді. Біз қатарынан үш рет Үкімет пен Ұлттық Банкті «Ұлттық экономиканы офшорсыздану туралы» Заң жобасын әзірлеп, Парламентке енгізулерін сұраған болатынбыз.

           

Бұл орайда, Фракция депутаттары осы мәселе бойынша тиісті мемлекеттік органдарға (атап айтқанда, 2013 жылы 3 сәуір мен 25 қыркүйекте, 2014 жылы 16 сәуірде, 2015 жылы 13 мамырда, 2016 жылы 11 мамырда, 2017 жылы  27 қыркүйек пен 6 желтоқсанда) оннан аса сауал жолдаған болатын.

Мысалы, былтырғы жылғы 27 қыркүйектегі депутаттық сауалда біз соңғы жылдары жемқорлардың Қазақстан аумағынан 100 млрд. доллардан астам қаражаттың офшорлық аймақтарға шығарғаны туралы мәліметті келтіре отырып, алдағы уақытта оларды қайтару және осындай алаяқтықтың алдын алу шараларын қабылдауды сұрағанбыз.

Сондықтан «Ақ жол» партиясы енгізілген «Валюталық реттеу және валюталық бақылау туралы» Заң жобасы қаржының офшорлық аймақтарға заңсыз шығарылуына да жол бермеуіне бағытталады деп сенім білдірген еді.

В частности, в этом законопроекте можно было предусмотреть отмену принципа банковской тайны для зарубежных банковских счетов и участия в зарубежных предприятиях высокопоставленных чиновников и руководителей национальных компаний. Фракция «Ак жол» ставит этот вопрос уже 6-ой год, но всё время натыкается на отказы госорганов. Сейчас и председатель Нацбанка нам говорит, что госорганы излишне расширительно трактуют банковскую тайну. Ну так давайте уже двигаться, принимать решения, а не просто говорить.

Было бы правильным запретить участвовать в госзакупках предприятиям, имеющим учредителей и расчётные счета в оффшорных зонах, поскольку это приводит к прямому выводу бюджетных средств на острова с экзотическими названиями.

Например, в декабре прошлого года Комитет госаудита Министерства финансов подтвердил обоснованность двух ноябрьских запросов фракции «Ак жол» от  нарушениях на 700 млн.тг в закупках оборудования дорожной полицией 13 областей, где поставщиком оказалась киприотская компания, спрятавшаяся под вывеской астанинского ТОО.

Полагаем, что предложения по выявлению и запрету таких схем вывода денег из страны должны быть рассмотрены  рабочей группой до второго чтения.

Возможно, шаги, предлагаемые самими разработчиками не менее актуальны, уже потому что направлены на дедолларизацию нашей экономики. В частности, эти меры включают установление полномочий по регламентации спроса на валюту не связанного с необходимостью проведения расчетов с нерезидентами, а также принятие мер по повышению прозрачности деятельности на рынке обмена наличной иностранной валюты. Предусмотрен и ряд других мер, о которых в своих докладах озвучили мои коллеги. Но этих усилий явно недостаточно.

Особенно на фоне предлагаемого расширения права Национального Банка по оперативному контролю за состоянием банков, а также перехода от формализованного подхода к риск-ориентированному, для принятия мер воздействия к банкам, не дожидаясь формальных нарушений.

Получая право так называемого «мотивированного суждения», Национальный банк ужесточает ответственность должностных лиц вплоть до уголовной ответственности.

  Однако в законопроекте мы не увидели ответственности работников самого Национального банка за подобные решения - как перед частными банками (за причинённый ущерб из-за неправильного принятия мотивированного суждения), так и перед государством, в случае возмещения ущерба государством.

Г-н Д.Акишев на вопрос нашей коллеги Е.Никитинской сейчас ответил, что ответственность за ошибочные санкции несёт Нацбанк. Но ведь решения принимают конкретные люди, которые и должны отвечать лично. Но в отношении персональной ответственности чиновников Нацбанка в законопроекте напротив, предусмотрен иммунитет за любые принимаемые решения.

При этом возмещение ущерба Национальным банком предполагается только в случае приведения к неплатежеспособности частного банка и при условии превышения убытков над обязательствами в ходе его ликвидации.

Говоря человеческим языком, у частных банков появится право предъявлять какие-то претензии Нацбанку только если банк второго уровня обанкротится, и при этом его активов не хватит на покрытие претензий. А если хватит – то даже обанкротившись по вине сотрудников регулятора, банки второго уровня не смогут им ничего возразить.

Наша фракция, в принципе, не возражает против введения так называемого «мотивированного суждения», которое призвано выявлять и предотвращать риски финансового сектора на раннем этапе.

Но нужно учитывать природу банковского бизнеса, где основную роль играет даже не реальное финансовое положение, а деловая репутация и доверие клиентов.

Не случайно консерватизм является визитной карточкой этого сектора рынка, а к любым новшествам здесь всегда относятся критически.

На практике любое ограничение Нацбанком действий или лицензий банков второго уровня тут же влечёт очереди за изъятием вкладов, отток депозитов, панику среди вкладчиков, – и может обанкротить даже устойчивый банк, а как минимум – нанести серьёзный экономический ущерб как отдельному банку, так и банковской системе в целом.

К сожалению, такой опыт у нас в стране уже имеется.

Понимают ли в Национальном банке эти риски, готовы ли его сотрудники и руководство нести полную и персонализированную ответственность за свои действия? Вот в чём вопрос.

Отвечая на подобные претензии моих коллег, уважаемый Данияр Талгатович сегодня сказал, что работники Нацбанка несут ответственность вплоть до уголовной, как и любой госслужащий. Но далеко не каждый госслужащий имеет возможность остановить работу частного банка и вызвать панику на финансовом рынке.

И если мы даём такую возможность – то и ответственность должна быть не «общей», а чётко прописанной. Если т.н. «мотивированное суждение» не ограничить ответственностью, - то завтра оно может быть использовано не только с позитивными, но и с негативными намерениями, например, против здорового банка, включая корыстные цели.

 Фракция «Ак жол», как партия предпринимательства, рассматривающая отношения государства и бизнеса не только как соподчинение, но и как добросовестное партнёрство, считает, что необходимо предоставить банкам второго уровня возможность требовать возмещения понесённых убытков не только при доведении до неплатежеспособности, т.е. банкротства, но и в текущем режиме, когда такие убытки безосновательно нанесены чиновниками в общем-то устойчивой организации.

Еще одна из новелл, о которой уже говорили наши коллеги - это введение Национальным банком нового инструмента – «аудита иной информации», который производится в обязательном порядке по вопросам, связанным с оценкой системы управления рисками, адекватности созданных провизий и информационной безопасности.

Мы должны понимать, что такие специфические проверки могут проводить единичные аудиторские компании, т.к на сегодняшний день на рынке Казахстана не так много высококвалифицированных специалистов IT-безопасности. Соответственно проведение такого аудита является дорогим удовольствием, которое ляжет в себестоимость банковских услуг.

Другими словами, расплачиваться за них будут даже не банки, а потребители банковских услуг - предприниматели и рядовые граждане. Для понимания объёмов такой нагрузки нужны расчёты, но их мы пока не видим.

Уважаемый Данияр Талгатович тут заявил, что «перекладывание таких затрат на стоимость кредитов неприемлемо». Но тогда нужен запрет на такой перенос расходов, но ведь это невозможно, так как себестоимость в любом случае ложится в цену продукта, это же аксиома.

В целом, фракция «Ак жол» поддерживает рассматриваемый законопроект, имея в виду прямое поручение Главы государства о необходимости «перезагрузки финансового сектора» и усиления контрольно-надзорных функций Национального банка.

Вместе с тем считаем нужным подчеркнуть, что запрашиваемые полномочия просто беспрецедентны, и нигде в международной практике центробанков рыночных экономик подобных полномочий просто не существует.

В принципе, за рамки международной банковской практики мы вышли ещё год назад, когда опять-таки по инициативе Нацбанка, разрешили банковским организациям по управлению стрессовыми активами заниматься предпринимательской деятельностью. Тогда наша фракция указывала на, мягко говоря, неоднозначность таких решений.

Тем не менее, учитывая сложность ситуации в банковском секторе, мы готовы и в этот раз поверить Вашим обещаниям, уважаемый Данияр Талгатович, раз их подтверждает и Ассоциация финансистов, куда входят сами банки.

Но я вынужден обратить Ваше внимание на высказанные мной и моими коллегами предостережения.

Давая беспрецедентные полномочия регулятору, мы в конечном итоге не должны спровоцировать обратный эффект, и вместо оздоровления слабых банков – как говорится, «ушатать» здоровые финансовые институты.

И Национальный банк здесь должен не укрываться за поручениями Президента, а чётко осознавать и обозначить собственную ответственность за предлагаемые механизмы, включая возможные издержки в виде удорожания процентов по кредитам, или риски необоснованных санкций, способные поставить под вопрос стабильность всего финансового сектора. 

Спасибо за внимание.


Видео

05 шілде 2018
04.07.2018. Круглый стол. Открытие МФЦА. Спикер: Перуашев Азат Турлыбекулы – депутат Мажилиса Парламента РК, председатель партии «Ак жол».

Жаңалықтар мұрағаты

2011

2012

2013

2014

2015

2016

янв

фев

мар

апр

май

июн

июл

авг

сен

окт

ноя

дек

Пн

Вт

Ср

Чт

Пт

Сб

Вс