Официальный сайт
Демократической партии «Ак жол»
Выступления

06 июня 2018

Выступление Азата Перуашева в ходе обсуждения отчетов Правительства и Счетного комитета об исполнении республиканского бюджета за 2017 год на пленарном заседании Мажилиса 5 июня 2018 года



           Уважаемые коллеги.

Эффективность экономической политики правительства определяется его способностью обеспечивать расходы по социальным обязательствам государства и реализацию программ развития. Этот вопрос можно рассмотреть в двух основных плоскостях: с точки зрения полноты собираемости налогов, и с точки зрения расширения самой налогооблагаемой базы, другими словами - реальной отдачи для экономики затрат бюджета на поддержку бизнеса.

Для государственных интересов поддержка бизнеса не может являться самоцелью, и должна иметь прямым результатом экономический рост и увеличение поступлений в бюджет.

Что же мы имеем в реальности?

По полноте собираемости налогов

В Отчете Правительства говорится, что в 2017 г. в экономический оборот было вовлечено 71,7 тыс. новых налогоплательщиков. Однако согласно данным статистики, общее количество действующих юрлиц и индивидуальных предпринимателей за истекший год напротив, сократилось на 39,6 тыс, а количество активных субъектов по данным Счетного комитета упало на 41 тысячу субъектов.

Если сложить цифры +71 тысяча и -41, то разница между данными правительства и Счётного комитета выходит 112 тысяч, что составляет – задумайтесь! – 10% от общего числа субъектов предпринимательства (1 млн.145 тыс.). Не слишком ли большая погрешность?

Если же речь идёт не о предпринимателях, а о плательщиках индивидуального подоходного налога – то это связано с вступлением молодых граждан во взрослую жизнь и открытием рабочих мест самим бизнесом. Тогда этот результат нельзя отнести к заслугам Правительства.

К работе госорганов можно было бы отнести снижение недоимки по налогам. Но и тут результат достигается в основном по формальным показателям, в частности, в результате признания должников банкротами и списания начисленных сумм, а не по фактическим поступлениям денег в бюджет.

Несмотря на положительные показатели собираемости налогов и регулярное «перевыполнение планов», при детальном анализе выявляются значительные пробелы и по текущей работе с налогоплательщиками.  Председатель Мажилиса уже говорил о контр-продуктивности сбора налогов методом авансовых платежей, за предстоящие налоговые периоды, «будущие обороты и будущие доходы», которых ещё нет в природе.

Есть и другие моменты. Так, по данным Счетного Комитета, при проведении выборочных проверок по системе управления рисками, сроком от 78 до 369 календарных дней, суммы доначисления составили от 89,7 тыс. тенге до 714,0 тыс. тенге. Получается, экономический эффект от таких проверок не более 2 тысяч тенге в день. Зато времени и нервов у предпринимателей тратится немерено.

Такие результаты не покрывают даже заработную плату налоговиков, проводивших эти проверки. Таксисты больше зарабатывают, или продавцы в контейнерах на барахолке. Возможно, для бюджета было бы выгоднее сократить таких специалистов, чем содержать, да ещё отвлекать бизнес на бесполезные отчёты.

Понятно, что подобные художества происходят именно на местном уровне, где контрольные органы напрямую контактируют с предприятиями. И по неведомым причинам одних предпринимателей ставят на грань разорения, а другим оказывают необъяснимую благосклонность.

Так, за отчётный период в ДГД по г.Алматы из 63 контрагентов, имевших взаиморасчеты с лжепредприятиями (т.е. при наличии выраженных судом подозрений в фиктивности сделок) на сумму 722,4 млн. тенге за весь год проверены только 4 налогоплательщика или 6% (с суммой сделок 49,7 млн. тенге или 7%) от общего количества подозрительных сделок. То есть, 93% потенциальных нарушителей никто даже не спросил, насколько законны были их действия.

ДГД по Восточно-Казахстанской области из 88 выявленных контрагентов на сумму 881,1 млн. тенге, произведены налоговые проверки по 13 налогоплательщикам (с суммой сделок 45 млн. тенге или 5%), ДГД по Карагандинской области из 43 выявленных контрагентов назначены проверки по 15 контрагентам. Получается, в одном случае налоговики проявили странную благосклонность ещё к 85% потенциальных нарушителей, в другом – к 65%.

Как видим, это становится даже не исключением, а широко распространённой практикой.

Да, государство призывает не мешать работать добросовестному бизнесу. Но ведь этим нельзя прикрывать тех, чьи сделки уже признаны недействительными. Что за странная благосклонность к потенциальным нарушителям?

Аналогичным образом обстоят дела и с камеральным контролем по КПН, где по оценкам Счетного комитета доля поступлений сложилась на уровне менее 1 процента (0,8%).

Но при этом должностными лицами были необоснованно завышены суммы уведомлений по НДС и КПН на 12,7 млрд. тенге (ДГД по г.Алматы и Астана, Актюбинской и Южно-Казахстанской областям).

Другими словами, камеральный контроль не только не обеспечивает налоговых поступлений, но и сопровождается непрофессионализмом задействованных сотрудников на местах, когда недобросовестные налогоплательщики остаются вне зоны внимания, а добросовестному предпринимателю приходится каждый раз отбиваться и доказывать, что он «не верблюд».

Все эти факты свидетельствуют о необходимости проведения серьезной работы по пересмотру методологических подходов и расширению полноты собираемости налогов там, где есть основания предполагать действия недобросовестных налогоплательщиков и их покровителей в самих налоговых органах. И дело не только в налогах, но и в том, что тот, кто работает по «серым», теневым схемам – чувствует себя вольготно, создаёт недобросовестную, нечестную конкуренцию и выживает с рынка того, кто работает прозрачно и честно. А должно быть наоборот: прозрачно работающему бизнесу должно быть легко и просто, а недобросовестных нужно выявлять и ставить в стойло.

С точки зрения развития бизнеса очень важно наращивание производственного и торгового потенциала хозяйствующих субъектов и результатов их деятельности, которые в широком смысле определяются состоянием экономики, внешней торговли, налоговым законодательством и налоговой политики.

В целях его повышения необходимо не просто усиление налогового прессинга, а последовательные меры по стимулированию инвестиций, повышению деловой активности, а также обеспечение легализации теневой части экономики.

Но и здесь эффективность исполнения бюджетных программ вызывает вопросы.

Например, задача по сокращению импорта машин, оборудования, транспортных средств, приборов и аппаратов не сопровождается постановкой требований об их импортозамещении за счёт наращивания отечественного производства.

На достижение целевого индикатора по производительности труда выделяются постоянно возрастающие объёмы финансирования мероприятий, которые уже превысили 25% объема всей программы. Но при этом в программе отсутствуют целевые показатели самого роста производительности предприятий, получивших государственную поддержку, до каких конкретных параметров должна вырасти производительность труда в результате этих вложений. То есть, деньги тратятся, но задача ради чего именно они тратятся – даже не поставлена.

По бюджетной программе 094 «Реализация мероприятий по продуктивной занятости и массового предпринимательства» сегодня уже была дискуссия насчёт слабого трудоустройства обучившихся рабочим специальностям. Фракция «Ак жол» вынуждена заметить, что и по обучению основам предпринимательства ситуация не лучше.

Показатели прошедших это обучение и открывших (либо расширивших) бизнес перевыполнены на 93%, что ясно указывает на отсутствие прямой взаимозависимости между объемами и результатами финансирования. Т.е., тех же результатов можно было добиться и при значительно меньших затратах.

Но если учесть приведённые выше данные статистики о сокращении числа работающих субъектов предпринимательства на 40 тысяч, а здесь нас напротив, уверяют о десятках тысяч новых предпринимателей - то вообще встаёт вопрос о недостоверности отчётов по данной программе и ответственности должностных лиц уполномоченного органа, предоставляющих такие отчёты.

Исполнение целевого индикатора программы Дорожная карта бизнеса 2020 «Доведение доли обрабатывающей промышленности в структуре ВВП не менее 12,5%» составило 11,2%. При этом, данный индикатор за последние 3 года устойчиво демонстрирует те же самые 10 - 11%.

Другими словами, несмотря на ежегодные затраты, никакого роста нет. Но если финансирование никак не влияет на ситуацию – то может и не нужно тратить деньги на эти цели?

На фоне сложившейся малоэффективной практики реализации программ государственной поддержки бизнеса сохраняется тренд снижения объемов кредитования бизнеса. Ссудный портфель банковского сектора уменьшился на 12,4%. Кредиты БВУ юридическим лицам сократились на 5,8%. При этом на 7,1% уменьшилось кредитование субъектов малого предпринимательства.

Торговля занимает 16% кредитов, тогда как эта доля в строительстве 7,2% а в сельском хозяйстве 5,5%. Другими словами, банки косвенно кредитуют зарубежных производителей, но не отечественных.

Несмотря на неоднократное выделение колоссальных средств на оздоровление банковского сектора, наделение Нацбанка и БВУ дополнительными полномочиями и преференциями, по данным Счётного комитета, займы БВУ с просроченной задолженностью свыше 90 дней на 1 января 2018 года по сравнению с такой же датой 2017 года увеличилось до 9,3% от ссудного портфеля банков (т.е на 2,6%) и составило 1,3 трлн. тенге.

Объем кредитования банков второго уровня к ВВП продолжает падать с 56,5% ВВП в 2007 году - до 24,6% в 2016 году. Если сравнивать с другими странами, то в России этот показатель составляет 48% к ВВП, в Латвии 51%, в Турции 63%, в Норвегии 80%, в Германии 185% и в Канаде 185%.

По тем или иным причинам, банки сегодня не выполняют роли генератора развития экономики.

Приведенные факты свидетельствуют о низкой эффективности мер государственной поддержки бизнеса. Программы должны быть структурированы в зависимости от уровня технологичности, размеров, стадий развития субъектов предпринимательства и их отдачей для национальной экономики. Индикаторы должны позволять четко определять степень влияния программы на темпы экономическогороста. Необходимо рассмотреть возможность широкого использования новых механизмов финансовой поддержки МСБ, таких как факторинг, франчайзинг, венчурное финансирование, и, самое главное, перейти к альтернативным формам инвестирования МСБ с использованием возможностей фондового рынка МФЦА и цифровых технологий.

Учитывая аргументы коллег, что исполнение республиканского бюджета осуществлялось в условиях восстановления макроэкономических показателей, стабилизации курса тенге, которые в основном выдержаны, фракция ДПК «Ак жол» с учетом высказанных замечаний считает возможным поддержать Отчет Правительства Республики Казахстан.

 

 

 

 

 

 

 

 


Видео

14 июня 2019
Выступление А.Перуашева 8 июня 2019

Архив новостей

2011

2012

2013

2014

2015

2016

янв

фев

мар

апр

май

июн

июл

авг

сен

окт

ноя

дек

Пн

Вт

Ср

Чт

Пт

Сб

Вс