Депутатский запрос о ситуации вокруг смены цифрового кода Казахстана

» Депутатские запросы » Депутатский запрос о ситуации вокруг смены цифрового кода Казахстана

30.09.2021, 14:48

Министру цифрового развития РК

Б.Мусину

Уважаемый Багдат Батырбекулы.

21 сентября вы сообщили, что Международный союз электросвязи при ООН присвоил Казахстану новый DEF-код +997. Теперь при звонке из нашей страны в другие государства, на иностранных телефонах будет  появляться надпись «Казахстан». Точно такой же сигнал «Казахстан» будет исходить при использовании всех международных цифровых сервисов, тогда как ранее, после развала СССР, телефонный код +7 был закреплён одновременно за двумя странами – Казахстаном и Россией, и идентифицировался как российский.

В целом, общество поддержало эту новость, как результат ухода от цифровой зависимости и обретение собственного цифрового пространства.

Однако публичные комментарии со стороны ряда специалистов данной сферы поставили под сомнение позитивный характер данного решения. В частности, по мнению независимых экспертов, цифра 7 являлась не общим кодом на две страны, а кодом географической зоны; тогда как вторая «семёрка» служила цифровым кодом самого Казахстана. То есть, нашим кодом до сих пор являлись цифры +77. А для определения этого кода на принимающем телефоне с появлением надписи «Казахстан» было достаточно направить соответствующее письмо Правительства в Международный союз электросвязи.

Кроме того, двухзначные DEF-коды используются только развитыми государствами. Например, код Китая +82, Германии +49, Франции +33. Даже среди членов ОЭСР (так сказать, «мирового клуба успешных стран»), из 38 государств двухзначные коды имеют только 25, наиболее авторитетные. И Казахстан был в их числе.

Но теперь, выйдя из этого ряда по собственной инициативе, мы стоим перед списком стран с трёхзначными кодами, такими как Гондурас, Конго или Сомали. А счастливую «семёрку» (для казахов, как известно, число 7 является сакральным) мы просто оставили России. 

По мнению специалистов, трехзначный DEF-код также на порядок сократит будущую абонентскую базу и ограничит национальные цифровые ресурсы в век информатизации и цифровых технологий.

Учитывая перечисленные и иные возможные вопросы по поводу перехода на трёхзначный код, просим предоставить следующую информацию.

  1. Какова реальная причина перехода с двухзначного на трёхзначный код?
  2. Учитывались ли при принятии данного решения менее болезненные варианты идентификации имевшегося двузначного кода, как казахстанского, без ненужных цифровых «жертв»?
  3. Прорабатывалась ли при этом готовность мировых разработчиков ПО используемых казахстанцами сервисов и приложений к срочной смене кода, не лишатся ли в этой связи граждане Республики ежедневно применяемых ими цифровых сервисов на этот срок?
  4. При оставлении Казахстаном кода 77 в распоряжении соседней России, российские телекоммуникационные компании могут начать выпускать CIM-карты, полностью аналогичные прежним казахстанским владельцам. Между тем, сегодня CIM-карта – это не только средство связи, но и средство платежа, средство идентификации личности, средство документооборота, средство сбора и хранения персональных данных.

Как в таком случае будет обеспечена безопасность наших граждан, их финансовых средств, деловой и личной жизни?

  • Кроме того, были ли учтены неизбежные затраты организаций и физлиц, связанные со сменой кода? И кто их будет оплачивать: бюджет, или граждане из собственного кармана?

Уважаемый Багдат Батырбекулы. Общество вас знает не только как министра, но прежде всего – как профессионала своего дела. Поэтому ожидаем таких же профессиональных ответов на поставленные вопросы.

С уважением, депутаты фракции «Ак жол».