Гульжан Ергалиева – политикам: Адам бол! – www.contur.kz

» Публикации » Гульжан Ергалиева – политикам: Адам бол! - www.contur.kz

19.08.2014, 00:00

www.contur.kz (Казахстан), 18.08.2014
 
Сокр. расшифровка видео-интервью Гульжан ЕРГАЛИЕВОЙ студии ПИК от 11.08.2014
– Здравствуйте Гульжан Хамитовна. Сегодня у нас в гостях легенда отечественной журналистки, что примечательно, легенда действующая. Руководитель и организатор множества громких проектов <…> И сейчас вы…
– Еженедельный журнал «Адам бол».
– Хотелось обо многом спросить Гульжан Хамитовна. Но сейчас хотелось бы ограничиться как бы более узкими что ли вопросами… В 2007 году – я хочу напомнить Гульжан Хамитовна – как только выступила Армангуль Капашева, супруга одного из погибших банкиров, Вы сразу заняли ее сторону, и как оказалось, она оказалась права… И вот интересно: у вас была инсайдерская информация или это чутье журналиста с колоссальным опытом, интуиция в конце концов?
– Я понимаю вопрос. Это уже был 2007, а мы то уже давно занимались так называемой критической журналистикой, которую называют оппозиционной, плюс те объединения и партии в которых мы участвовали… Рахата мы давно уже знали. Для основного среднестатистического жителя возможно его персону и личность именно в эти годы – в 2007 году раскрыла сама власть, этому они сами способствовали раскрытию этой личности через свои СМИ и фильмы на своих каналах. А мы то были жертвами этой системы, в том числе и Рахата, который руководил силовыми структурами, и был негласно прикреплен к оппозиции. И какие он выделывал дела, совершал преступления, против личности, против наших прав, в том числе и преследовал журналистов «Свободы слова». Мы то это уже 10 лет на себе испытали. Это во-первых. А во вторых, когда в 2007 году ко мне обратилась Армангуль Капашева, я поняла что тут моя позиция большой роли не играет. Главное – она то просила только одного: транслировать письмо к Президенту Назарбаеву, в котором она рассказывала историю двух похищений и так, чтобы эта информация дошла до Него очевидным образом. А для этого нужна была широкая огласка. Возможно она ко мне обратилась потому, что мы к тому времени давно работали, у нас были контакты с другими, зарубежными СМИ, мы знали что такое рассылка по всем мировым СМИ, организациям. Просто посодействовать, провести пресс-конференцию, на территории ее квартиры. Они ведь боялись выйти из нее. Но лично я, когда выслушала и прочла письмо, я ни на минуту не сомневалась, что это все правда.
– Вы в определенной степени находитесь в оппозиции. А что случилось с ОСДП? Все это до сих пор задевает: отход Булата Абилова. Здесь не было подводных течений? Ведь никаких переформатирований не произошло…
– Я почти с 98 года в оппозиции. Тогда я была в партии «Народный Конгресс», у Олжаса Сулейменова, который подзабылся. Она тоже в определенной степени была оппозиционной… Участвовали в выборах конца девяностых. Потом входила в оппозицию все глубже и глубже. Эта история мне близка и понятна. Что касается раскола ОСДП, то это был один из многочисленных сценариев… И власть, и сама оппозиция вели какую-то внутреннюю борьбу. Тенденция такова, что когда внутри оппозиции появляются реальные, независимые течения, появляются лидеры, которые занимаются настоящей оппозиционной работой, а не исполняют, грубо говоря, чей-то заказ или пришли в оппозицию по каким-то чисто субъективным причинам, то обязательно происходит раскол.
Такой раскол на моей памяти был уже трижды в оппозиции, поэтому меня это совершенно не удивило. Так было, когда существовала попытка объединения РНПК и ОСДП, тогда опять появились эти раскольники. И тогда это объединение не случилось, потому что было вмешательство властей, так скажем, ответственных за ситуацию в оппозиции…
Второй раскол это был 2004 год, когда раскололся ДВК, партия с двумя лидерами. Один сидел в тюрьме, Жакиянов, а другой уже вышел. И между ними прошел раскол. Но это был такой невидимый, тихий раскол.
Тогда мы не стали делать громких заявлений, большая группа ушла из Политсовета, в том числе и я, т.е. нас оттуда «ушли». Тоже такой же метод. И вот, наконец, ОСДП «Азат». Там во власти есть люди, которые все свое время посвящают вот именно борьбе и изучению оппозиции…
И у них существуют какие-то лекала, какие-то сценарии. Это все рассчитывается, выбирается определённый герой, участники, на кого-то такую ставку делают. Кого-то на такую роль определяют… Потом это все начинает реализовываться в жизни, в результате получается раскол… Т.е. раскол в оппозиции происходят на пике важных политических кампаний или в том случае, когда оппозиция начинает набирать серьезную силу. Поэтому ОСДП и Азат – не исключение. Т.е. здесь уже публично было заявлено – хотя я лично ничего не заявляла, меня лично это не касалось – но обговорил Булат Абилов. Частично Амиржан Косанов – поэтому эта история довольно известная, но тут, кончено же, сработал тот самый сценарий, те же герои, роли, значит, были реализованы… Т.е. очередной такой фильм, который про оппозицию был сочинен, в результате мы получили третий случай. Такой серьезный случай раскола. Ну, я уже не буду, не говорю об «Ак Жол», ДВК там тоже был раскол по тому же сценарию… Видимо такая политическая традиция у нас в Казахстане. Поэтому нельзя говорить о том, что причина только внутри самой оппозиции, а это было прямое вмешательство властей, которая применяет очень много таких методов, технологий… Как правило, мы приходим к одному и тому же результату. Стратегическая задача всех этих сценариев не в том, чтобы какого лидера убрать, а кого-то поставить… Это не тактические задачи они преследуют, а стратегические: не дать окрепнуть казахстанской оппозиции.
– Говорили о расколе ДВК… И все в памяти сразу встало… Был же даже такой момент, когда считалось, что лидером оппозиции стал Аблязов. Но вот он стал лидером. А оппозиция стала не то чтобы однобокой, пропали краски, которые были прежде… А вы согласны с мнением о том, что Аблязов стал все же главным оппозиционером?
– Мухтар Аблязов – это же не первое поколение оппозиции. До этого были такие яркие личности, как, допустим, Акежан Кажегельдин, бывший премьер-министр. Извините, это тоже фигура… До этого был Олжас Омарович, правда в несколько иной ипостаси, но тоже… И почему он ушел из оппозиции мы тоже знаем… И перешел в ранг вечного посла…
Были очень мощные люди, имели каждый свой стиль, методику работы и т.д. Что касается ДВК, конечно мы знаем, что основную долю нагрузки и вообще инициативы приходились на Мухтара Аблязова, который был жертвой гонений Рахата Алиева. Тот, в свою очередь, хотел отобрать очередной бизнес у очередного бизнесмена. Все вот с этого началось. Но поскольку Мухтар Аблязов все таки стратег, он очень умный человек, он конечно понял, что на каком-то частном уровне бодаться с Рахатом бесполезно и обратился к политическим инструментам. И правильно сделал. Потому что те вещи, которые себе позволял Рахат Алиев, их нельзя было ограничивать какими-то субъективными мотивами, это была серьезная угроза, и для бизнеса, и для политики, и для самого Назарбаева, для его репутации, для его семьи и т.д.
Вот это все Мухтар хорошо просчитал, и очень точно сыграл. Почему это все подхвачено и было…большой группой, членами правительства, акимами и другими солидными людьми? Сильная группа получилась. Где то ровесники, где то единомышленники. Получился такой красивый поколенческий вызов той системе, которую олицетворял Рахат Алиев – он сам все спровоцировал.
Это был очень грамотный, политически выверенный, рассчитанный на хороший резонанс, с низов и верхов, и международного сообщества. Очень грамотный был план. Поэтому в этом плане у Мухтара …не отнять. Этот человек не спонтанно занимающийся политикой, не тот, который только преследует, преследовал какие-то личные цели. Но произошел какой-то момент и опять-таки власть переиграла оппозицию. Грубо говоря, вплоть до того, как с ним обращались в тюрьме, какой был шантаж, какой нервный надрыв… все такое прочее… и поэтому человек чуть-чуть изменил свою позицию…
Но отсидев один год и после того помилования… он все равно вот эту не оставил свою задачу. Но вместе с тем, с тех пор Мухтар уже работал на два фронта. Это была уже его вынужденная позиция. Тогда уже вот это – политические мотивы, вот эта какая-то сверхзадача, допустим, реальная какая-то политика, ушли на второй план, а на первый вышли уже личные мотивы.
Вот, конечно же, тогда все изменилось: методика, подходы… мораль, мотивы, действенность и т.д. Это уже был другой Мухтар. Поэтому я вот так его оцениваю… вот того, первого я хорошо знала, мы вместе шли, и так далее … это была наша общая история и судьба… А потом уже, когда он вышел из тюрьмы, Галымжан Жакиянов сидел в тюрьме, вот были попытки того, о чем мы говорили в первой части беседы… и здесь сыграл главную роль сам Мухтар Аблязов.
Это все было на моих глазах, и я его уже по другому воспринимаю… Ну, я не могу осуждать и говорить однозначно: ой, предатель, вот то-се и т.д. Я чисто понимаю мотивации.. Но и конечно для многих он сегодня, возможно, выглядит тем борцом, у которого сохранились те мотивы (настоящие), возможно они по-своему тоже правы… Но для меня это уже немножко другое. Другая личность. И поэтому я уже не могу вот так вот, скажем так, с тем же пиететом относиться к его личности…
– Существует мнение, что это он «разогнал» оппозицию. Не в том смысле, что саму оппозицию разогнал, а двинув, но вместе с тем выхолостил некие высокие идеалы…
– Когда человек начинает работать под себя, причем работает уже в связке с властью, присутствует прагматизм уже какого-то другого порядка… Вообще то, если ты с этой властью один раз связался, переговорить на эту тему… Все…ты оттуда уже никогда не уйдешь.
Это как продать душу дьяволу, это – классическая формула. Что из этого получается? Ты получаешь все: деньги, талант, возможности, славу, пятое десятое… Но теряешь главное. И Мухтар тоже потерял. Что касается того, что он раскочегарил оппозицию… Да, он внес большой вклад и финансовый в том числе… хотя Булат, я вам скажу честно, гораздо больше внес, между прочим… Ну, у всех лидеров есть свой стиль. Свои задачи. Свое видение – все это зависит от личности
– У таких людей всегда бывает бэкграунд. Не всегда хороший…
– Мухтар бросил на весы не только свою судьбу, своих близких, из которых многих посадили… я даже об этом писала – это не стоит той цены … это слишком завышенная цена…и вообще несправедливо – 50 человек посадили за то, что они якобы способствовали переводу 6 миллиардов… Мухтара Джакишева посадили, только потому, что он давал поручительство, а наши власти его использовали, как предмет шантажа… И с той и с той стороны – столько подлости… и в этом смысле стороны уравнялись… И это – самое страшное.
– Гульжан Хамитовна, у Аблязова были и остаются, наверное, такие СМИ проекты, ресурсы как Республика… и чем объяснить, что они выступают уже не сколько за Аблязова даже, а за Рахата. Чем объяснить это? Начнем с того. Что четыре года назад они были совсем по разные стороны баррикад… А сейчас получается какая то смычка. Или Рахат вкладывает какие-то средства, вместо аблязовских? Ситуация какая-то…
– Я понимаю, о чем вы … Но я в этом вопросе в таком же положении как и вы… Потому что я ни с Рахатом, ни с Мухтаром не общаюсь… и с теми журналистами, которые … Можно только анализировать, сравнивать. И потом дедуктивным способом приходить к каким-то выводам. Но здесь, прежде всего, я считаю… вернее если бы на моем месте отвечал бы на вопрос кто-то из ведущих там руководителей СМИ, то они наверное так сказали бы: и бы и бы в чем то правы – с одной стороны. Они бы так сказали: что мы не на ничьей стороне, мы просто даем слово, трибуну согласно свободе слова – мы же за демократию,
Им слово. Вам слово. А поскольку Рахату Алиеву никто не дает слово, тем более на Родине. Это же под запретом. Даже какое уголовное наказание за это, то конечно же, такое всегда сенсация: «О! Рахат, сказал… и пр». С этой точки зрения профессиональной, они могут это объяснить… Но с другой стороны, конечно, есть такие видимые моменты, абсолютно алогичные. Действительно, ведь Мухтар страдал от Рахата Алиева, тот и уголовное дело на него заводил, он был (Аблязов) арестован однажды, т.е. под угрозой была и его судьба и бизнес. Еще тогда, до занятий политикой… И мне тоже очень странно, когда после того, как они оба эмигрировали, один за другим, и тогда я помню, Мухтар сам сказал, что я общаюсь с Рахатом, мы имеем там какие-то общие взгляды по отношению к режиму, да, вроде как я не отрицаю этого…
– Кстати, Булат Абилов на одном из «Айтпарков» сказал, что никогда никаких дел с Рахатом.
– Нет, это же был наш принцип! Как можно… Но вот видите, сколько здесь нюансов. Может быть, когда мы на Родине находимся, у нас и совесть чиста и руки. Мы же в открытом поле работаем. А там, находясь в эмиграции, вынуждены прятаться, прятать свои капиталы, где –то в общем то искать вариации в чужих странах… Возможно, там другая обстановка, и там они вынуждены, как говорится, считаться друг с другом и действовать по принципу: враг моего врага – мой друг. Т.е. возможно они к этому принципу пришли… Это очень трудно понять. Но, слава Богу, мы не оказались на их месте и я лично не могу судить… Но в принципе, по большому счету, я не понимаю, какой из Рахата политик, какой он, простите, нахрен, как говорят в народе, оппозиционер… Это больше всего меня бесит и возмущает. Потому что он всех нас гонял, мочил как говорится. Его руками был избит Амиржан Косанов, Петр Своик, была избита моя семья, сколько людей потеряли работу. Все эти преследования. Разве можно не то что прощать… просто после таких поступков нельзя просто найти малейшее…
– …Оправдания?!
– Нет, не оправдания. А хоть какие-нибудь малейшие контакты… Ну, о чем с ним после всего этого говорить? С человеком, который поднимал руку на твоих детей, на твоих родителей, их пугал и т.д.? Это гнилая субстанция, с которой тем более говорить о политике, идти в одной связке в разведку… он же сразу тебя сдаст… Конечно же, это сомнительные связи.
Что же касается СМИ, о которых вы говорите, то, возможно, вся эта игра здесь присутствует, есть. Потому что СМИ тоже вынуждены эмигрировать… И вот тут виноваты наши власти. Ну ладно, есть отдельный разговор с Рахатом Алиевым, который погряз в страшных преступлениях и его конечно надо преследовать по закону. Возможно, Мухтар Аблязов тоже, слава Богу людей не убивал, но он перешел границы каких-то экономических преступлений, возможно. Но при чем тут СМИ? Вот когда начали гонять, принимать совершенно абсурдные решение суда в виде ярлыка – аблязовские, «экстремистские» СМИ… Ну нет такого понятия! Вот когда они начали такие преследования, тогда они еще больше дали морального права становится все более и более ангажированными. Потому что СМИ – как живой организм. Там тоже живые люди работают, у них есть убеждения… А когда с ним вот так… Вспомните, какие гонения были и маски-шоу, как преследовали эти редакции… Конечно, люди из журналистов превратились в жертв этой системы… И кто теперь может говорить о том, что они изменили, злоупотребили или что-то еще? С точки зрения профессии мы уже не можем. Надо «зрить в корень» проблем. Кто довел, зачем все это…
Ну оставалась бы эта «Республика». Ну давайте конкурировать, масса есть СМИ. Они. Мы. Вы. Которые должны иметь право конкурировать. Вот это было бы благородно и справедливо. А теперь, когда им создали вот эту именно атмосферу, на них и внимания больше, у них и сенсаций как бы больше. У них руки развязаны, в том числе и в моральном смысле. И теперь они будут давать и Рахата, и будут и это и другое, и мотивация у них совершенно иная. Поэтому это такой сложный клубок и однозначно тут ничего нельзя сказать и определить.
– Там еще был такой странный момент. Когда случилась трагедия с Алтынбеком Сарсенбаевым, как раз «Республика» однозначно начала говорить что это дело рук Алиева. А сейчас про это забыли… Наоборот теперь у них все…
Вы знаете, возможно есть сговор… Но СМИ в наше время выживать тяжело. Каждое СМИ зависит так или иначе…. СМИ сегментировались, раскололись на лагеря, как и само общество, как и власть, как и культура и т.д. С другой стороны – погоня за сенсацией, исключительность (мы можем, другие нет) – это тоже инструмент конкуренции… Все может быть.
– Гульжан Хамитовна. Спасибо, надеюсь в следующий раз можно поговорить о более позитивных вещах…
эфир студии ПИК от 11.08.2014
          Источник  www.contur.kz