Интервью с ведущим программы «Разговор начистоту» – Телеканал ТДК-42

» Публикации » Интервью с ведущим программы «Разговор начистоту» - Телеканал ТДК-42

02.09.2014, 16:03

Интервью с ведущим программы «Разговор начистоту»
телеканал ТДК-42, г.Уральск, 17 августа 2014
 
 
Ведущий – Роман Копняев: Здравствуйте, дорогие друзья! В Уральске час дня и мы начинаем внеочередной выпуск программы «Начистоту», которая всегда идет в прямом эфире. Сегодня у нас в гостях Депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан, председатель Демократической Партии Казахстана «Ак жол» Азат Перуашев. АзатТурлыбекович, я благодарю вас за то, что вы посетили нас, несмотря на выходной день. Скажите –какова цель Вашего сегодняшнего визита в Уральск и вообще как проходит лето для депутатов?
– Добрый день. Депутаты сейчас находятся, что называется, на каникулах. Но это касается в большей  степени, наверное,  депутатов от парламентского большинства, которых больше 80 человек и у них есть возможность на одну область приехать  впятером и отработать встречи в коллективах. Нас же всего 8 человек, поэтому депутаты «Ак жола» продолжают поездки по регионам. Посему и я, несмотря на выходной день, также нахожусь здесь. Вчера мы работали в Атырауской области, а Западный Казахстан – это уже 9-ая область, куда я приезжаю в течение парламентских каникул. Так что судите сами, отпуск это или работа.
Наши задачи, конечно, во-первых, рассказать о том, что сделано и что не сделано  партией «Ак жол» согласно предвыборной программе, с которой мы выходили в 2012 году –  отчитаться,  в общем, о проделанном. И второе – так сказать, «сверить часы» с нашими филиалами, нашими избирателями, – о том, какие вопросы надо поднимать перед Правительством. Ситуация сегодня развивается весьма динамично, объективно она толкает к тому, чтобы корректировать некоторые подходы. Это связано, прежде всего, с заявлением Президента в поддержку предпринимательства, которое было сделано в начале этого года. В том заявлении Глава государства поставил ряд вопросов, которые необходимо решать и  в плане законотворчества. Происходящее сегодня реформирование Правительства также накладывает свои особенности. Ну и нельзя не учитывать ту ситуацию, которая сейчас  нас затрагивает в рамках таможенного союза, Евразийского экономического союза – я имею в виду события в Украине, экономические санкции в отношении России и её ответные меры. В общем, есть над чем работать.
 
–  Давайте обо всем по порядку. Президент буквально на пальцах пересчитал лишних, в прямом эфире это было сделано на внеочередном заседании Правительства. Наших министерств стало в полтора раза меньше.   Но за счет того что их стало меньше некоторые укрупнились. Скажите, для чего это было все-таки нужно, пойдет ли это на пользу стране?
– Вообще-то госорганов стало меньше не в полтора, а раза в два. Из 17 министерств стало двенадцать, но при этом комитетов из 54 осталось 30, а агентств, которых также было 3-5, вообще теперь не планируется. Такие большие перестройки в составе Правительства, на мой взгляд, достаточно оправданы, поскольку излишняя бюрократизация, увлечение созданием и ответвление новых и новых госструктур не всегда адекватны требованиям экономики и не всегда функциональны. Мы неоднократно обращали внимание и критиковали госорганы за то, что происходит дублирование функций. Ведь от того, что одной и той же проблемой занимаются два или четыре чиновника она от этого лучше не решается, скорее наоборот. Я просто приведу пример: в октябре прошлого года в Парламент поступили поправки в налоговый кодекс, в которых правительство предлагало наделить налоговые органы функциями оперативно-розыскной деятельности. Фактически, речь шла о дублировании роли финансовой полиции. И тогда  фракция партии «Ак жол» заявила, что в таком случае нужно ликвидировать финансовую полицию.
 
-Так и произошло
– Да, но не сразу, а через некоторое время, в результате длительной дискуссии. Думаю, что при этом позиция «Ак жола» в Парламенте сыграла определённую роль в переосмыслении этой ситуации. И это не единичный случай, кстати. Можно назвать целый ряд инициатив, которые депутаты партии «Ак жол» выносили и привлекали к ним внимание общественности, а через какое-то время они не сразу, как правило, без ссылки на «Ак жол», но тем не менее – постепенно реализуются. Это говорит о том, что мы работаем в русле политики Президента, и держим руку на пульсе нашего общества, и опять-же, у нашего бизнеса.
Что же касается «перезагрузки» Правительства – то помимо снятия дублирования, повысился и статус министров. Однозначно сейчас министры, в ведение которых перешли по два-три прежних министерства, конечно обладают более широкими полномочиями. Одновременно вырос статус комитетов и департаментов, которые вобрали большие блоки работы и  большую ответственность. Думаю, это повлияет и на оперативность принятия решений, поскольку убираются теряются лишние согласования; и на исполнение принимаемых  решений. Так что мы вправе ожидать и требовать от новой структуры Правительства и более высокой динамики, и более высокой исполнительской дисциплины.
 
-Хорошо. Спасибо. Я напомню нашим телезрителям что программа «На чистоту» идет в прямом эфире, не смотря на воскресный день, мы принимаем  ваши звонки. Вы можете напрямую задать вопрос Депутату Мажилиса Парламента, председателю ДПК «Ак жол» Азату Перуашеву. И давайте, наверное, следующий блок вопросов. Это Евразийский экономический союз. Многое говорилось, много мы ждем от него. Но сейчас в связи с мировым финансовым кризисом и в связи с событиями на Украине многое меняется. И скажите все таки, станет ли он успешным для предпринимателей, для развития бизнеса?
-Надо понимать, что решение о создании Евразийского экономического союза не было спонтанным. Это решение вызревало на протяжении как минимум двадцати лет, если считать от известной лекции Президента Назарбаева в Московском государственном Университете имени Ломоносова в 1994 году. Более того, к этому толкала и объективная ситуация. Поскольку Казахстан, который находится между двумя гигантскими экономическими системами России и Китая, объективно вынужден находить формат взаимодействия с этими странами. И не нужно в этом искать никакого подтекста, просто для нас окно в открытый мир, в ту же Европу – лежит именно через эти страны, как ни крути. Альтернатива этому движению только одна – это полная изоляция, по примеру КНДР или Туркменистана. Вы хотели бы там жить? Я – нет, и поэтому поддерживаю курс на интеграцию и сотрудничество с нашими историческими соседями.
С Китаем эта задача решается через такие форматы, как скажем, ШОС.А с исторически близкой Россией, перспективным было бы более близкое экономическое сотрудничество, вплоть до межстрановой производственной кооперации. И с образованием Евразийского экономического союза новые возможности для наших экономик будут раскрываться, думаю, ещё не один год.
 
– Хорошо, пожалуй, я перебью Вас, потому что у нас есть телефонный звонок. Телезрители подключаются к нашей дискуссии. Задавайте свои вопросы, пожалуйста говорите.
-(Телезритель) Добрый день. Уважаемый депутат, ответьте мне, пожалуйста, на такой вопрос. В поселке Бурлинск установили в густонаселенном таком месте, да, антенну высоковольтную. Люди все болеют под этой антенной. Там висят три компании, KCell там,  беспроводной телефон и еще какой то Activ. Будьте любезны, нам скажите, вот пишем – отписываются, прокуратура никаких мер не принимает. Вот я например болею давлением 220 на 240 ухожу. Под этой антенной живу, в 40-50 метрах от этой антенны. Люди уже поумирали, у кого здесь антенны стоят. 3 антенны в поселке Бурлинск стоит. В радиусе 1,5 км на 2 км, понимаете, в таком маленьком радиусе.
 
-Спасибо за вопрос. Во-первых, наверное, надо  установить взаимосвязь между заболеваниями и реальным влиянием этой антенны на здоровье людей.  Понятно, что такие устройства не могут устанавливаться без разрешения соответствующих уполномоченных госорганов, в частности Министерства здравоохранения. Понятно и то, что ни один бизнес не должен наносить ущерб здоровью наших граждан, тем более не угрожать их жизни и безопасности. Я прошу вас направить соответствующее письмо с детальным изложением проблемы в наш Западно-Казахстанский областной филиал партии «Ак жол». И мы выйдем с соответствующим запросом в Министерство здравоохранения, для того чтобы  проверить эту информацию.
 
– (Ведущий) Нашим телезрителям напомню, что филиал ДПК Ак жол в Западно-Казахстанской области находится по адресу Петровского, 103. В будние дни вы можете подойти до шести вечера с девяти утра и обратиться сюда с соответствующим заявлением.
АзатТурлыбекович, скажите, сейчас Россия ввела санкции, Европа ввела санкции против России. Сейчас такая война санкций, не отразится ли это на Казахстанской экономике? Есть ли какие-то опасения? Все-таки не за горами следующий отопительный период.
– Понимаете, сама тенденция решать политические вопросы языком экономических санкций, как говорится, контрпродуктивна. Вопросы во взаимопонимании, на мой взгляд, должны решаться адекватными инструментами. С другой стороны, говорят же, что политика – это концентрированное выражение экономики. Поэтому экономическая составляющая в споре вокруг Украины безусловно имеет место, причём очень немаловажное.
Для нашей страны, сколько бы мы ни говорили, что Украина далеко и так далее, все равно ситуация вокруг неё будет иметь значение. Тем более что мы находимся с Россией в Таможенном союзе, а с первого января – и в Евразийском экономическом союзе, – то взаимные экономические санкции, конечно, будут на нас влиять. Но это влияние поливариантно, то-есть разнонаправлено. Поскольку уже заявлено, что продукция, которая будет реэкспортироваться с территории Казахстана в ту же Россию – будет пресекаться. С другой стороны, и продукция выходящая из Казахстана в третьи страны, произведённая на совместных с Россией предприятиях, либо реэкспортируемая из России – также может оказаться под риском таких санкций. Так что Казахстан однозначно понесёт определенные издержки.
Это один вопрос, вопрос рисков. С другой стороны, перед нами открываются большие возможности, поскольку сегодня программа импортозамещения будет активно продвигаться в России. Это большой стимул для российских производителей потребительских товаров, прежде всего сельского хозяйства и пищевой промышленности. Но и для нас тоже, особенно если учитывать что россияне готовы допустить на свой рынок продукцию, реэкспортируемую с достаточной степенью переработки. Я думаю, мы вполне можем и даже обязаны  принять участие в этих процессах, поскольку это реальный шанс поднять свою экономику, сельское хозяйство, технологически модернизировать производство и расширить рынки сбыта. Фактически появляется свободный рынок для новых товаров, которыми его можно наполнить.
 
– Совсем недавно объезжая наши рынки, мы заметили, что россияне активно скупают шоколад, конфеты, алкоголь и везут к себе в страну.
-Ну, это не самые приоритетные товары с точки зрения экономики. Вы понимаете, есть здесь очень неприятный, но оправданный негатив в том, что когда российскими чиновниками перечислялись потенциальные страны, способные заместить европейское продовольствие, назывались Кыргызстан, Китай, Монголия, Таджикистан, даже Бразилия и Перу. Но про Казахстан, который – вот он, рукой коснуться можно – не было сказано ни слова, что он может хоть что-то заместить на российском рынке. Как бы ни было горько, это – достаточно объективная оценка состояния нашего производства пищевой продукции и потребительских товаров, и она отрицательная, несмотря на вроде выполненную пятилетку ПФИИРа, миллиарды, влитые в «КазАгро»… Буквально 2-3 года назад наш Минсельхоз заявлял, что мы будем экспортировать в Россию 60 000 тонн мяса. Где всё это? Получается, с практической точки зрения россияне  подобные наши «заклинания» не рассматривают даже как перспективу. Но для нас урок в том, что вроде бы ещё вчера занятый рынок может внезапно освободиться. Это наглядные возможности, которые появились с созданием Таможенного союза. А мы оказались неготовы эти возможности использовать себе на выгоду.
Вот он под боком этот рынок – заходите и берите голыми руками. Но для этого надо иметь стабильно работающие предприятия. Ведь бычок за два месяца не вырастет до убойного веса. И овощи и фрукты не выращиваются за два месяца, яблоневому саду надо от 3 до 7 лет, чтобы дойти до плодоношения.
Сама нынешняя ситуация показывает, что всем этим можно и нужно заниматься. Я знаю уже ряд предпринимателей, которые теперь ринулись брать землю, строить теплицы, животноводческие хозяйства, с прицелом на российский рынок. И это правильно.
 
-Спасибо. У нас есть еще телефонный звонок. Пожалуйста, говорите, задавайте начистоту свой вопрос.
– (Телезритель) Спасибо что у нас такой есть депутат наш, мы вам благодарны. Вы знаете, у нас проблема вот такая. Все время мы ездим по городам, у нас кругом родственники, мы меняем деньги. И вот мы в Москве меняем, в Белоруссии меняем и т.д. Бывает такое что доменялись до такой степени что уже нечего менять и бывает даже трудно домой возвращаться. Просим у родственников на обратную дорогу денег.
Я хочу узнать можно ли сейчас при организации этой вот таможни денег не менять? А своими деньгами поехать и вернуться с этими деньгами домой?
– Вы знаете, что при создании Таможенного союза помимо прочего обсуждались и вопросы введения единой валюты. Я противник такого подхода. Поскольку те риски, которые сейчас несет российская экономика, были созданы без нашего участия, и то давление, которое сегодня будет испытывать рубль – не должно перекладываться на нашу экономику и наших граждан. Поэтому вопрос валютной политики является суверенным, и я считаю, что Казахстану необходимо сохранять свою национальную валюту, по крайней мере в обозримой перспективе.
Многие сегодня нередко бывают в Европе, и мы видим, что в ряде стран восточной Европы, в период вхождения в зону евро, произошел скачок цен. При этом местное производство практически оказалось убитым, вся экономика держится на дотациях, очень остро стоит проблема безработицы, молодёжь уезжает в поисках работы. Сегодня многие в Восточной Европе сожалеют о том, что они на этот шаг пошли. Хотя там есть и серьёзные резоны за единую валюту, но сточки зрения рядового гражданина цена за неё оказалась очень высокой.
Вопрос который поставила телезрительница, интересен и в контексте привязки национальных валют стран ТС при внутренних взаиморасчётах к валютам других стран, например, к доллару или евро. В период кризиса Президент Н.Назарбаев в статье «Ключи от кризиса» показал,   что главная причина мировых кризисов в том, что международная валютная система неадекватна вкладу стран в мировую экономику. Получается, одни работают, поставляют на рынки произведённые товары или природные ресурсы, а основную выгоду получают другие, которые просто печатают бумажки. И здесь  наверное надо и нашему национальному банку, и центральным банкам России и Белоруссии садиться и договариваться о том, чтобы и экономики, и люди не страдали от таких вот обменных курсов, когда речь идёт о расчётах внутри Таможенного союза.
 
– (Ведущий) Хорошо. Наши режиссеры подсказывают, что у нас есть вопрос. Задавайте свой вопрос.  Здравствуйте.
– (Телезритель) Здравствуйте, я Нуркенова Менсулу. С 1987 года стою в очереди на квартиру. Как многодетная семья. А теперь говорят дети выросли, меня с очереди как многодетной матери выкидывают. Что нам делать? Дети выросли, ни у кого жилья нет. Как нищета была, мы так и остались. 35 лет на заводе «Зенит» работаю. Через год пенсия. Муж с 2006 года инвалид 1 группы, слепой. И остаемся в общежитии, и то, под квартиру в найме сидим, у нас жилья нету недвижимости. И сейчас нас выкидывают с очереди.
– Добрый день, Менсулу, я прошу написать письмо на меня, по адресу Астана, Мажилис Парламента Республики Казахстан, депутату Перуашеву; либо в наш местный филиал опять же на моё имя.  Мы постараемся в вашей ситуации разобраться. Но я сразу хочу сказать что наши действия должны опираться на нормы и требования, предусмотренные законом. Если по закону у вас есть право на эту очередь, то мы это право отстоим. Если же законом предусмотрено, что с взрослением детей вы такое право утратили – то «чуда» не будет. С другой стороны, если дети выросли, не инвалиды, то наверное они уже и сами должны брать ответственность за своё благополучие и благополучие своих родителей, и жилье в том числе. Есть же вещи в жизни, которые надо самим делать, а не только просить у государства. Но давайте посмотрим детально, постараемся вас максимально поддержать, при необходимости выйдем и на руководство области, с тем чтобы эту проблему изучить по фактам.
 
-(Ведущий) Азат Турлыбекович, давайте все-таки поговорим о таких вещах как экономика. Я понимаю, что предпринимательство и бизнес в Казахстане нужно всячески поддерживать. Но вот эти дотации дают ли правильное развитие бизнеса, и скажите, что предлагает ДПК Ак жол чтобы все таки усилить поддержку?
– Только что у нас была встреча с предпринимателями, которые подняли много разных тем. И по некоторым вопросам видно, что происходит некий такой нежелательный перекос в бизнес-стратегиях.  Например, когда предприниматель начинает заниматься делом не для того чтобы произвести, продать свою продукцию и на этом заработать; а для того чтобы просто получить от субсидии или дотации. То-есть, изначально, уже на этапе планирования, упор делается не на рыночные, конкурентные механизмы, не на самодостаточность бизнеса, а на ожидание помощи со стороны государства. Проекты изначально задумываются как нерентабельные, где доходную часть ждут от государства, а не от рынка. Это новая форма иждивенчества, только теперь не социального, а, так сказать, «бизнес-иждивенчества».
Но это тупиковый и опасный путь. Поскольку все-таки конечной целью любого производства должно быть продажа продукции на рынке, а не просто получение ради нее субсидий. Кроме того, это путь к неэффективному использованию государственных средств, выделяемых на поддержку бизнеса. А значит, и путь к коррупции со стороны тех, кто ради получения бюджетных денег «проталкивает» заведомо убыточные проекты.
И здесь необходимо государственным органам, проводящим политику по оказанию поддержки бизнесу, очень четко руку держать на пульсе, чтобы не нарушить баланс интересов государства и бизнеса. Когда предприниматель идёт в бизнес для того, чтобы создать продукт, который будет востребован на рынке, у которого  будут  свои потребители, а государство лишь помогает ему встать на ноги – это нормально и правильно. А если тот же бизнесмен просто ориентирован на то, чтобы бесконечно получать от государства какие-то суммы, не особо рассчитывая на доходы от самого бизнеса – то такой проект будет заведомо нежизнеспособен в конкурентном поле. Но зачем плодить неэффективные предприятия, которые потом придётся сажать на шею другим налогоплательщикам?
В то же время сказать, будто все государственные меры поддержки бизнеса доходят до предприятий и очень эффективны – мы, к сожалению, тоже не можем. Есть масса примеров, когда созданные государственные институты развития не выполняют изначально своего мандата. Наглядный пример: в свое время институты развития в сельском хозяйстве создавались для того чтобы обеспечить доступное финансирование для села, куда банки не заходили совсем, или ставили тяжёлые условия из-за того, что сельская недвижимость или техника не принимались в залоги под обеспечение кредитов.
Но сегодня эти фонды, АО, ТОО и так далее, объединённые в рамках КазАгро, настолько обложились бюрократическими требованиями, что фермеру проще пойти и получить кредит в банке. Фактически мы видим, что выделяемые государством  огромные средства в значительной массе не доходят до села, лежат на счетах банков, по ним получается некий доход, в кавычках.  Этот доход обеспечивает высокие заработные платы у сотрудников этих фондов, хотя их цель и обязанность была не «стричь» ренту на государственные деньги, а вливать эти средства в сельское хозяйство, служить для создания добавленной стоимости в нашей стране. И когда Казахстан даже не рассматривают как потенциального экспортера пищевой продукции в Россию –то это взгляд со стороны на состояние дел в нашем сельском хозяйстве и наглядная оценка деятельности всех этих «КазАгро» и его многочисленных дочерних организаций.
 
– А что заплавающая шкала НДС, которую предлагает партия Ак жол?
– Не плавающая, а отраслевая дифференцированная ставка, которая широко применяется в Евросоюзе и других развитых странах. Это как раз подход, альтернативный бизнес-иждивенчеству, которое вырастает из государственных субсидий и дотаций. Ведь что такое эти субсидии или дотации? Это когда государство собрало у предприятий налоги, а потом их кому-то их перераспределяет. Ключевой фигурой при таком подходе выступает чиновник, который на своё усмотрение решает, кому дать и сколько.
Но можно стимулировать бизнес ещё и по-другому: просто уменьшив ставку налогов с приоритетных отраслей, оставив деньги тому, кто их заработал, а не кто выпросил. Тогда стимулируется именно не ожидание подачек от государства, а увеличение собственных доходов: больше заработал – больше тебе и осталось.
При таком подходе снижаются условия для коррупции: предпринимателю не нужно обивать пороги кабинетов и доказывать, почему ему нужны эти субсидии. Его господдержка сразу же остаётся у него, и никто её не перераспределяет. Убирается необходимость сначала отдать, а потом выпрашивать то, что тебе вроде бы положено.
Кроме того, при таком подходе исключается субъективный фактор, поскольку налоговая ставка устанавливается не для отдельных предприятий, а для всей отрасли. В результате, не нужно никому ничего давать, но и доходы предприятия зависят исключительно от его конкурентоспособности на рынке, что стимулирует развитие бизнеса, а не связей в коридорах власти.
Минус здесь в том, что нерентабельный, или просто близкий к чиновникам бизнес выталкивается в открытую конкуренцию, у него снижаются возможности претендовать на деньги, собранные с других предприятий.
Но в этом и есть основная цель: поддержать такие сектора экономики, которые являются важными для экономики и общества. И если это малорентабельное предприятие работает в приоритетном секторе – у него будет возможность получить господдержку, но не окольными путями и за счёт других, а напрямую, за счёт сохранения своих же доходов.
И возглавляя «Атамекен», и придя в партию «Ак жол», я неоднократно предлагал Правительству ввести по примеру ЕС эту систему отраслевых дифференцированных ставок НДС, когда ставка НДС в каждой группе отраслей определяется отдельно, в том числе и с учётом средней рентабельности в данном секторе. Налоговики мне возражают: мол, у нас и так низкий НДС.
Да, согласен, наша ставка НДС достаточно низкая. Но при этом она базово одинакова и для нефтяников, и для машиностроителей, и для пастуха, и для кондитера. Более того: экспортёры получают ещё и возврат по НДС в полном объёме, а что мы экспортируем? Нефть, газ, руду, металлы, зерно – сплошь сырьевые товары. И получается, что при всех заявлениях о поддержке обрабатывающей промышленности и МСБ, налоговая политики прямо противоречит госпрограммам, так как она нацелена на поддержку крупного сырьевого бизнеса. А вся нагрузка ложится как раз на малые и средние предприятия и обрабатывающие отрасли.
Но ведь налоговая политика – важнейшая часть экономической политики государства. А значит, её нужно срочно и кардинально менять.
 
– Ну, наверно сельское хозяйство нужно в приоритете поддерживать.
-В том то и дело, что в европейских странах может быть пять-шесть и более ставок НДС.  Для отрасли торговли, которая всегда самая прибыльная – она может быть 18-24 %. А для таких отраслей как сельское хозяйства, пищевая промышленность, производство детских товаров, НДС, как правило–от 0 до 5%. Для машиностроения она может быть 7-10% и т.д. И такая градация стимулирует инвестиции, она показывает бизнесу – куда ему выгоднее вкладывать деньги.
И если при более низкой ставке, я заработал больше, то эти деньги я оставляю себе, вкладываю их в производство, не дожидаясь подписи какого то начальника или разрешения какого то чиновника на субсидию из моих же денег. В этом коренное отличие европейского подхода от нашего.
Причем в Европе отраслевая ставка не считается льготой. Это целевой подход, который стимулирует развитие производства продовольственных, потребительских, детских, инновационных товаров, жилищного строительства и т.д. – всего того, что определяет общественное самочувствие и уровень технологического развития в данной стране.
К сожалению, на наш депутатский запрос на эту тему в прошлом году мы получили ответ, что переход к отраслевым ставка невозможен, поскольку его сложно администрировать сотрудникам налоговых органов. Это вообще ситуация, когда ответ поставлен с ног на голову. Разве задача нашей налоговой политики в том, чтобы налоги было легко собирать чиновникам? Это их работа, они получают за это зарплату. Налоги должны быть удобны для предприятий, для экономики.
А так – мы говорим бизнесу: у нас нет приоритетов, государству всё равно, производишь ты что-нибудь, или просто «рубишь капусту» где придётся. Поэтому мы сегодня, к сожалению, сформировали торговую экономику, потому что продавать чужое всегда проще, чем производить своё. Поэтому и на рынках, и в торговых центрах у нас, куда не зайдешь – продукция не казахстанская. Российская, турецкая, китайская, какая угодно, но очень мало нашей. А переставить эти акценты с тем, чтобы производить было выгоднее, чем продавать чужое – можно именно через отраслевые ставки НДС.
 
-И мой вопрос тоже исходит немного из темы нашей дискуссии. В Казахстане грядет вторая волна приватизации. В Западно-Казахстанской области около 29   объектов в ближайшие три года должны перейти в частную собственность. Среди них городской парк культуры и отдыха, это такой один из старейших парков Казахстана. Государство очень много денег вложило, чтобы сделать брусчатку, облагородить это место. Среди них и общественная баня, которой и инвалиды, и ветераны войны, среди них и коммунальный рынок. Скажите, все ли объекты достойны того, что должны быть переданы в частные руки, не ухудшатся ли от этого какие-то условия.
-Вы знаете, я все-таки сторонник рыночных подходов в экономике и считаю, что лучше чем частная собственность для управления проектами, к сожалению, мир ничего не придумал. Да, это тоже несовершенно, имеет свои издержки и перекосы, свои «гримасы капитализма» так сказать, но это лучше, чем когда те же объекты находятся у чиновников. Ведь когда объект государственный – многие считают, что он «ничей». За ним так и смотрят – выжимают до износа, а там – трава не расти. Нередко начальник, особенно невысокого звена, приходя в государственное учреждение, считает, что надо «взять своё», пока есть возможность. Он же знает что его оттуда через два, три года или пять лет – всё равно уберут, заменят. И он начинает делать что угодно, ради показателей, ради отчётов – не более того, не развивая, не вкладывая в предприятие и не заботясь особо о дальнейшем. Не скажу что это повально, но, к сожалению, таких примеров более чем достаточно.
Поэтому частная собственность, у которой есть хозяин, и который может планировать работу и развитие объекта на долгие годы вперёд – такая собственность в более надёжном положении. Хотя бы потому, что от её состояния и правильного управления зависят доходы владельца.
Что касается ваших примеров о парке, рынке и бане – то по правилам приватизации предусмотрено, что объекты не меняют своего целевого назначения. То есть парк нельзя будет вырубить и построить там какой-нибудь торговый центр или жилой комплекс. Он должен остаться парком. То же самое касается бань, то же самое касается многих других социальных объектов. Вопрос просто в том, чтобы туда пришло современное грамотное рыночное управление.
Но я обращу ваше внимание и на другую вещь. Президент на совещании 6 августа, призвал, чтобы в ходе второй волны приватизации собственность не попала опять к родственникам больших чиновников, племянникам и т.д. Мои коллеги по Национальной палате предпринимателей постарались уточнить, что речь идёт о прозрачности процесса приватизации,  чтобы не было коррупционных схем. И второй вытекающий отсюда момент – посмотрите, у нас нередко чиновник сидит на зарплату 80, 100, ну пускай 200 тысяч тенге, а дети его ездят на машинах за 200 тысяч долларов, не вылазят из Лондонов и Парижей, и ведут такой образ жизни, который не по карману бизнесмену. Поэтому партия «Ак жол» неоднократно предлагала обеспечить переход ко всеобщему декларированию доходов и расходов. Ведь у многих подпольных миллионеров из числа госслужащих собственность оформлена на других лиц. Когда в прошлом году обсуждали повышение налога на транспорт,  дорожная полиция представила данные, что большая часть самых дорогих автомашин записана на пенсионерок. То есть вопрос о том, что необходима прозрачность и тогда будет понятно, кто есть кто, и кто откуда что берет. Чтобы не было как в анекдоте: я беру деньги в тумбочке, в тумбочку их кладёт жена, а жене их даю я.
 
-Хорошо, давайте примем еще один телефонный звонок. И будем заканчивать нашу дискуссию. Все-таки у нас сегодня выходной день. Дадим отдохнуть и себе и телезрителям.  Пожалуйста, задавайте свой вопрос.
– (Телезритель) У меня вот два вопроса хотел бы задать. У меня первый вопрос это у нас вот по поездке в Россию, Белоруссию. Вот на границе у нас создаются трудности. Насчет обмена валюты. Вот мы хотим поехать, но сперва надо здесь купить валюту, потом поехать. Это можно же решить вопрос местными органами? И второй вопрос, вот я работаю у нас в ДЭПе. Уже третий год. И у нас каждый год меняется руководство. И каждый приходит и срезает зарплату. Раньше я получал шестьдесят пять, семьдесят, восемьдесят тысяч, после этого пришло второе руководство, я получаю пятьдесят, а сейчас уже начали получать тридцать пять-сорок и я тем более  получил дом как молодой семье, «Жас отау», и надо платить кредиты, потом еще двое ребенка, семью надо содержать. Это невозможно вообще.
 
-(Перуашев) А что это за организация, где так срезают зарплату? Государственная или частная?
-Дорожно-эксплуатационное предприятие. Оно сейчас пока находится в собственности государства, но планируется что скоро тоже перейдет в частную собственность. И вот каждый раз получается так. Это руководство приходит – срезает, второй добавляет. Непонятно, у нас конкретно зарплата, когда президент сказал надо столько-то процентов добавить, у нас надбавки не было никакой. Наоборот срезали, на десять-пятнадцать тысяч каждый год срезается. Вот не поймем. И руководство – вот новое пришло. Он ранее судим за коррупционное преступление. Два года условно получил. Он сейчас у нас руководителем пришел. Как это возможно?
-Первое, что касается обмена валют, то, насколько я знаю, нет такого обязательного требования, чтобы валюта менялась здесь, до перехода на российскую территорию. Вы можете менять тенге на рубли в любом установленном учреждении – банке, обменном пункте; как в Казахстане, так и в России. Если же такие необоснованные требования кем-то предъявляются -обращайтесь к нам с конкретными фактами. Это незаконное ограничение прав наших граждан, и мы постараемся разобраться.
В целом же, меры, которые сейчас принимает Россия в части защиты своего внутреннего рынка, конечно, создают очевидные риски. Между нами не должно быть таможенных границ, мы в единой таможенной территории. Если российские службы вернут таможенный досмотр и процедуры для грузов, поступающих из Казахстана, то тогда это большой вызов для самого существования Таможенного союза.
Второй момент, относительно снижения зарплаты сотрудникам при каждом новом начальнике ДЭП. Это наглядный пример, насколько неэффективным может быть управление госпредприятием, когда руководитель не заинтересован в его развитии и элементарной рабочей атмосфере. Частный владелец, наверно, не менял бы так часто директоров, и уж точно он бы переживал за то, чтобы профессионалы от него не уходили. Не скажу конечно, что частные хозяева всем работникам платят «от пуза», что называется – каждый старается экономить, сократить свои расходы, в том числе за счет заработной платы. Но, по крайней мере, частник лично заинтересован в хороших работниках. Потому что человек волен сегодня выбирать место работы. И если вы действительно квалифицированный профессионал, находитесь на своем месте и считаете что вас недооценивают, да ещё и материально унижают, раз периодически урезают зарплату, – зачем тогда держаться за работу, где вас не ценят? Сегодня рыночные отношения. Можно конечно, и судиться, если есть доказательства что действия руководства предприятия незаконны. А можно просто выбрать место, где вы будете более востребованы. Только что у меня закончилась встреча с местными, уральскими предпринимателями, которые жалуются, что стало очень трудно найти не только толковых специалистов, но даже и просто добросовестных работников. Вы же свободный человек, живете в своей стране, вы сами принимаете свои решения и ответственность за свою судьбу тоже несете сами. Уважайте себя, не позволяйте себя унижать, доказывайте это отношением к профессии и отношением к своему достоинству. Если вас здесь не ценят – просто подыскивайте другое предприятие. Западные специалисты даже рекомендуют каждые 3-5 лет менять работу, чтобы раскрывать для себя новые возможности. Если же эта компания будет приватизирована, то я уверен, что частный менеджмент наведет больше порядка, хотя и спрос за проделанное тоже возрастёт.
 
-Азат Турлыбекович, время нашей программы подошло к концу. Я думаю, у вас есть буквально тридцать секунд, чтобы дать какой-то месседж нашим телезрителям. Призвать к чему то.
-Я могу сказать одно. Мы живем в прогрессивной, успешной и стабильной стране. Это особо сегодня наглядно видно на фоне тех трагических событий, которые, к сожалению,  происходят у некоторых наших соседей. И на этом фоне понимаешь, что все-таки  самая главная наша ценность – это наше понимание между нашими гражданами, наш гражданский мир, наше общее согласие. Все остальное, если у нас будет дружба между людьми, понимание между народами, равноправие и взаимное уважение, – то все остальное мы сами вместе сделаем. Бог дал нам руки, Бог дал голову, Бог дал нам такую богатую страну, Бог дал нам такого лидера как наш Президент. Так что все будет нормально, если мы будем жить в своей стране, как большая дружная семья в собственном доме.
 
-Спасибо. Это была программа «Начистоту». И я благодарю нашего гостя – Азата Перуашева, который является депутатом Мажилиса Парламента и Председателем ДПК «Ак жол» за то, что он начистоту ответил, конечно, не на все наши вопросы, я знаю, что у вас их накопилось еще много. Но время нашей программы подошло к концу. Встретимся в четверг. Всего вам самого доброго.