Азат Перуашев, мажилисмен: Нельзя сертифицировать каждый носок! – Время

» Публикации » Азат Перуашев, мажилисмен: Нельзя сертифицировать каждый носок! - Время

08.10.2014, 00:00

Импорт казахстанских товаров на территории России и Белоруссии пытаются ограничить любой ценой, утверждают в партии ‘Ак жол’. Новая инициатива по маркировке продукции в Таможенном союзе – еще один барьер на пути отечественных бизнесменов к новым рынкам, говорят акжоловцы. Почему интересы наших партнеров в Евразийском экономическом пространстве должны быть выше интересов наших соотечественников? Об этом в интервью газете ‘Время’ рассуждает руководитель фракции ‘Ак жол’ в парламенте Азат Перуашев. – Азат Турлыбекович, ваша партия выступает резко против маркировки товаров легкой промышленности, которые будут продаваться на территории Таможенного союза. Но у авторов этого предложения есть конкретное обоснование – защита рынка от контрафакта. Здравая мысль, а вы не согласны…
– Защита от контрафакта – всего лишь предлог. Россия и Белоруссия предлагают ввести обязательную маркировку на некоторые виды товаров легкой промышленности в виде изделий из меха якобы как пилотный проект. Но ведь очевидно, что за этим последует и расширение списка обязательной маркировки.
Нигде в мире подобная маркировка не применяется, кроме как в Белоруссии. И что же, теперь вместо рыночной экономики мы взяли за ориентир Минск с его серыми товарами и совковыми магазинами? У Белоруссии можно учиться господдержке сельского хозяйства, машиностроения. Но никак не рыночному регулированию.
Между тем самый большой и самый опасный для общества конт­рафактный рынок в России вовсе не в одежде, а в алкогольной продукции. По данным российских СМИ, доля незаконного алкоголя на рынке РФ доходит до 60 процентов, хотя вся эта продукция и у них, и у нас давно маркируется акцизными марками. И вместо того чтобы бороться с этим, нам навязывают никому не нужный, затратный и крайне коррупциогенный проект.
При этом совершенно игнорируется, что маркировка товаров давно введена, но только в виде штрихкодов. Каждый из нас, покупая продукты в магазинах, видел, как аппараты считывают с товаров все необходимые данные.
Зачем же вдруг стала нужна еще какая-то нигде в мире не используемая маркировка, за которую еще и придется платить?
Мы видим в этом предложении более изощренный смысл.
Во-первых, с момента создания Таможенного союза бизнес-сообщество Казахстана наблюдает активные попытки российской стороны любыми способами ограничить доступ казахстанских товаров на свои рынки. Для этого постоянно изобретаются новые и новые препоны. И маркировка из их числа.
Во-вторых, речь идет об элементарном сговоре для получения монопольной прибыли частными лицами за счет рядовых граждан.
В-третьих, это попытка ужесточить обороты на рынке, ввести тотальный контроль за передвижением товаров и деятельностью бизнеса, что приведет к росту проверок и формированию новой почвы для вымогательств и “коррупционной ренты” с предпринимателей. А в итоге за все будут расплачиваться потребители, наши с вами сограждане.
– У вас уже есть примерные расчеты, насколько могут вырасти цены из-за маркировки товаров?
– Согласно представленной информации, минимальная цена одной метки на каждую единицу товара составляет около 20 тенге без учета расходов на доставку, хранение, наклейку, администрирование системы контроля и прочее. Кроме того, данная технология предполагает, что бизнес будет обязан приобретать специальные устройства для идентификации меток по цене от 175 тысяч тенге за стационарный считыватель, а также иное оборудование. Даже если бизнес получит отсрочку и его не обяжут уже завтра устанавливать новую технику, то потребитель почувствует эффект сразу же. На каждую пару носков, на каждую школьную тетрадь или яблоко, которые и являются единицами продукции, в торговой сети к их цене добавится еще 20 тенге.
Правда, в комментах к нашему запросу на эту тему в Интернете вдруг появились анонимные утверждения, что “для тетрадей марку наклеивать не придется, ее будут сразу печатать типографским способом”, а для носков цена марки составит не 20, а 2 тенге и т.д.
Совершенно очевидно, что это комменты от тех самых лиц, которые и лоббируют эту идею. Более того, выясняется, что у них уже подготовлены предложения и по школьным тетрадям, и по носкам, значит, получается, и по всем другим группам товаров.
То, что мы в своем запросе обозначили всего лишь как “возможность” после пилотного проекта, на поверку оказалось уже подготовленным планом! Понятно, почему инициаторы проекта не рискуют выходить на публику с открытым забралом, а действуют через кого-то.
Но помимо этого в споре об обязательной маркировке товара ее лоббисты замалчивают еще два важных аспекта: насколько забюрократизируется весь товаро­оборот на потребительском рынке? насколько возрастут возможности всевозможных проверяющих и контролеров, а следовательно, и их аппетиты к предпринимателям? Ведь все эти расходы предприниматель будет вынужден тоже включать в цену товара, и там речь пойдет не о 20 тенге и уж никак не о двух тенге.
Но даже если речь идет об удорожании товаров на 0,0002 тенге – какое право имеет кто-либо собирать мзду с продавца и покупателя помимо налогов? Что это за средневековое мракобесие? Согласно Конституции, никто не может быть лишен своего имущества или его части, иначе как по решению суда. А здесь мы видим прямое посягательство на личное имущество и доходы наших граждан.
Причем заметьте: по проекту обязательная маркировка будет проводиться даже не налоговыми органами, а частными компаниями, среди которых белорусская (разработчик продукта), российская (продвигает проект) и некая казахстанская (видимо, для баланса). Вот этот триумвират и намеревается обложить все наше население такой своеобразной данью.
И для меня в этой ситуации важна даже не сумма, а сам факт посягательства на законные права предпринимателей и потребителей.
– Но вы же сами упомянули, что есть и такие товары, которые нуждаются в полном конт­роле и которые нельзя выпускать на рынки без маркировки. Тот же алкоголь, табак…
– Так никто и не против! Международный опыт показывает, что маркировка товаров как механизм борьбы с серым импортом применяется как раз исключительно для подакцизной группы – алкогольных напитков и табачной продукции. Для других групп товаров такой практики в мире практически нет. Но даже маркировка акцизными марками не всегда эффективная мера. Я уже приводил данные о засилье нелегального алкоголя в России. Ненамного лучше у них ситуация и на рынке сигарет, где только за прошлый год доля конт­рафакта выросла в 3 раза, и ожидается дальнейший его рост до 15 процентов в ближайшие годы.
Таким образом, даже при самых жестких формах контроля маркировка продукции не защищает рынок, зато служит источником зло­употреблений и коррупции.
Именно либеральные рыночные реформы составляют основу нашего успешного развития. И именно наше законодательство считается преимуществом в рамках Таможенного союза. А теперь нам без обиняков предлагают отказаться от этих достижений. Понятно, почему этого добивается Белоруссия – там практически нет рыночной экономики. Понятно, почему Россия – там бюрократия всегда довлела над бизнесом. Тем более это актуально для России сейчас, когда она пытается пресечь импорт товаров из других стран. Но зачем это нужно Казах­стану? По мнению партии “Ак жол”, нам, нашему бизнесу и нашим гражданам это совсем не нужно.
– Кстати, а будут ли компании, маркирующие товары, отвечать за их качество?
– В проекте не предусмотрена ответственность маркировщиков за те случаи, если качество товара окажется ненадлежащим или марка окажется поддельной. Во всем цивилизованном мире действует иная форма контроля – подтверждение товара требованиям безопасности путем сертификации. Однако сертификации подлежит производство, в крайнем случае – партия товара, но никак не каждая его единица. Нельзя сертифицировать каждый носок! К сожалению, сертифицирующие органы в Казахстане тоже не несут никакой ответственности, законодательством не предусмотрены ни персональная ответственность уполномоченного лица, ни изъятие товаров с рынка. В результате в системе госзакупок настоящий разгул поддельных сертификатов, по которым подставные компании выигрывают миллиардные тендеры, тогда как сами производители эти тендеры проигрывают.
А вот в развитых странах четко прописаны и механизмы изъятия товара, и уголовная ответственность лиц за фальсификацию сертификатов, ведется работа над повышением потребительской культуры и образования, поскольку речь идет о государственных интересах и в конечном счете о жизни и здоровье граждан. Вот в каком направлении нужно развивать противодействие контрафактной продукции, а не изобретать очередные поборы за чужой счет!
– Возможен ли вариант, что Казахстан откажется от предложения партнеров и не станет вводить новые обязательства для производителей легкой промышленности?
– В ходе обсуждения этого проекта на площадке Национальной палаты предпринимателей, в индустриальной палате и отраслевых объединениях бизнеса нам неоднократно говорили, что в случае отказа Казахстана российская и белорусская стороны готовы ввести обязательную маркировку в самостоятельном порядке. В таком случае мы усматриваем в этом шаге еще одну меру по созданию нетарифных дискриминационных барьеров для казахстанских товаров на рынки этих стран. Фактически тем самым саботируется сама суть Таможенного союза и ЕАЭС как единого рынка, действующего по единым правилам.
Для чего тогда принимались эти соглашения? С моей точки зрения, исключительно по экономическим мотивам единого рынка.
Пойдя на предлагаемый шантаж, мы даем повод шантажировать нас и дальше, ограничивая наш экспорт и выторговывая под него новые и новые проекты, которые будут выгодны России или другим союзникам, но за наш счет. Вся картина напоминает анекдот про ослика, который пытается дотянуться до морковки на удочке, привязанной к его же спине. Это бег по кругу и без результата, за исключением, конечно, результата для некоторых лиц.
Я как-то уже называл такую форму “бизнеса” на функциях государства бизнес-иждивенчеством. В данном же случае это и не бизнес вовсе, а нечто совсем странное – пытаться зарабатывать на том, чтобы обложить данью собственных граждан, причем в интересах другой страны.
Исходя из всего этого фракция партии “Ак жол” призвала правительство страны защитить национальные экономические интересы Казахстана и воспользоваться правом вето в отношении данного проекта.
Источник – Время (Алматы), № 148 (1890), 08.10.2014
           
                   www.time.kz (Казахстан), 08.10.2014