Выступление Азата Перуашева на брифинге в Службе Центральных Коммуникаций

» Без категории » Выступление Азата Перуашева на брифинге в Службе Центральных Коммуникаций

03.03.2014, 00:00

Демократическая партия «Ак жол»,представляющая интересы  бизнес-сообщества в Парламенте, выражает признательность Главе государства за целый комплекс кардинальных и взаимосвязанных мер, обозначенных в Заявлении Президента от 27 февраля т.г.
В этой связи хотелось бы отметить, что Нурсултан Назарбаев с первых Независимости уделяет огромное внимание становлению и проблемам предпринимателей.
Так, Закон «О поддержке частного предпринимательства» был подписан Президентом уже 4 июля 1992 г., – то есть, через полгода после принятия Независимости, став одним из первых законов Республики Казахстан.
При этом, Глава государства всегда делал акцент на взращивании национального бизнеса как важного фактора рыночной экономики и социальной базы устойчивого развития государства.
Сегодня только в малом и среднем бизнесе действуют сотни тысяч предпринимателей, создано более 2 млн.рабочих мест. Предпринимательство стало проводником и опорой многих важных решений государства в сфере экономических и социальных реформ.
Не случайно, Национальная палата «Атамекен» и партия «Ак жол» неоднократно выходили с предложениями об учреждении в Казахстане профессионального праздника – Дня предпринимателя, который мы предлагаем установить 4 июля – в годовщину первого закона о частном предпринимательстве, по аналогии с недавно учреждённым Днём государственных служащих.
Я не буду пытаться пересказывать всё Заявление Лидера нации: всё равно лучше Президента не скажешь.
Для нас очень важно, что заявление Н.Назарбаева отвечает тем ожиданиям, которые возлагает бизнес-сообщество на экономическую политику государства. Могу также добавить, что и вопросы, которые регулярно поднимает партия «Ак жол» в Парламенте, во многом созвучны этим подходам Президента.
Но считаю своим долгом отметить ряд моментов, которые, на мой взгляд, способны оказать крайне позитивное и долгосрочное влияние на бизнес-климат в Казахстане.
1)                 Первое – это, безусловно, президентские инициативы в сфере проверок. К сожалению, сегодня проверки превратились в самый настоящий бич предпринимателей.
Начисляемые по их результатам, а также вымогаемые у предпринимателей взятки и «откаты» по  проверкам давно стали завуалированной формой двойного налогообложения бизнеса, двойного финансового прессинга.
Многие компании, планируя деятельность, уже заранее закладывают расходы на различных проверяющих.
Понятно, что это ведёт к вымыванию оборотных средств и доходов предприятий. Иногда расходы на проверяющих ведут к тому, что занятие предпринимательством становится  невыгодным и непривлекательным для людей.
Несмотря на то, что Президентом постоянно говорится о необходимости сокращения различных проверок и проверяющих органов, ситуация не меняется.
Только за последние два месяца, депутаты «Ак жола» неоднократно направляли правительству запросы относительно ситуации с проверками МСБ.
Так, 19 декабря мы предложили Правительству отказаться от плановых проверок для вновь создаваемых предприятий не только малого, но и среднего бизнеса.
20 января нам ответили, что это нецелесообразно.
В прошлую среду, 26 февраля, буквально за день до Указа Главы государства, фракция партии «Ак жол» направила Правительству депутатский запрос о необходимости наведения порядка и оптимизации в системе проверок бизнеса.
В запросе, в частности, мы указали, что по официальным данным, только с начала внедрения в органах прокуратуры проекта по электронному приему жалоб со стороны проверяемых субъектов, в адрес Комитета правовой статистики  обратилось более 22 тысяч предпринимателей. Из общего числа поступивших в 2013 году сообщений, в 75 % случаях факты нарушений законных прав предпринимателей нашли свое подтверждение.
А сколько ещё бизнесменов предпочли не ссориться с проверяющими и уладить все претензии как обычно? И сколько предпринимателей, особенно мелких, вообще не знают о возможности обжаловать действия контрольных органов?
Нередко это происходит и потому, что хотя порядок проведения проверок предпринимателей на основе системы управления рисками установлен законом «О государственном контроле и надзоре», многие госорганы пытаются вывести свои сферы из-под действия этого закона и изобрести какие-то особые правила или схемы.
На сегодня нормами Закона не охватывается проведение проверок в фито-санитарной и ветеринарной сфере;  проверки производства отдельных видов подакцизных товаров посредством акцизных постов; проверки финансовых организаций и т.д.. И это – далеко не полный перечень изъятий.
Проведение проверок у нас предусмотрено десятками других законов, помимо профильного.
Более того, происходят попытки узаконить коммерциализацию проверок, путём передачи их неким «независимым», а фактически – коммерческим организациям по оценке рисков – такие законопроекты также поступают в Парламент, и лишь благодаря принципиальности депутатов и поддержке Генеральной прокуратуры нам удалось убрать такие статьи, например, из закона «О гражданской защите».
Предложения по передаче оценки рисков в т.н. «конкурентное», а фактически – коммерческое поле – ставят предпринимателя перед выбором – официально заплатить некоей организации, или подвергнуться проверке госоргана. Понятно, что тем самым предприниматель подталкивается к тому, чтобы оплатить, а не подвергаться проверкам. Но это создаёт и коррупциогенные ситуации: например, предлагалось, чтобы организации по оценке рисков отбирались или аккредитовывались тем же самым госорганом, который и отвечает за проверки. Это безусловный конфликт интересов, создающий прямую заинтересованность в том или ином поведении предпринимателя.
Поэтому оценка рисков должна быть прямой обязанностью самих госорганов, она не должна коммерциализироваться, а возникающие издержки должны решаться через страхование ответственности бизнеса, как и поручил Президент.
В своём запросе мы предложили правительству оптимизировать существующую систему проверок бизнеса и полностью охватить её в одном профильном законе о проверках, каковым является закон «О государственном контроле и надзоре».
Но поручение, которое озвучил президент – консолидировать все нормы регулирования бизнеса – а значит, и порядок проведения проверок – в одном Предпринимательском кодексе – это поручение ещё более радикальное и рациональное.
Причём, речь идёт не просто об объединении, но и о кардинальной переработке и модернизации существующего порядка проверок, о сокращении требований  к предпринимателям, о полном отказе от плановых проверок (необходимость которых правительство отстаивало ещё 20 января, в ответе на наш запрос), и т.д. Всё это несомненно упростит работу предприятий и позволит бизнесу заниматься своим прямым делом, а не бегать по кабинетам.
Вообще-то и сами нормы о проверках в законе «О государственном контроле» были перенесены туда из прежнего закона «О частном предпринимательстве», против чего тогда спорили и «Атамекен», и отраслевые ассоциации. Поэтому мы рады восстановлению целостности госрегулирования бизнеса.
2) Второй важнейший момент Указа Президента, непосредственно вытекающий из первого – это введение со 2 апреля т.г. моратория на проведение проверок МСБ.
Подобные моратории ранее уже имели место в 2003, затем в 2008-2009 годах и сыграли безусловно положительную роль.
Очевидно, что и нынешнее решение вызвано стремлением и политической волей Президента Н.Назарбаева поддержать бизнес и придать новый импульс его развитию.
По правовому содержанию эта мера беспрецедентна, так как приостанавливает действие существующих норм контроля.
В то же время, нужно понимать, что мораторий – не индульгенция на нарушения.
С бизнеса не снимается ответственность за выполнение своих обязательств, в частности, по уплате налогов в бюджет, по соблюдению интересов потребителей, и в целом, по работе в соответствии с правилами и нормами законодательства.
За соблюдение норм и требований законодательства в этот период всё равно придётся отчитываться, хотя и после моратория.
Поэтому этот период надо использовать максимально эффективно, причём как правительству, так и самому бизнесу.
Президент страны поручил ввести мораторий прежде всего затем, чтобы провести полную ревизию действующего законодательства, консолидировать в Предпринимательский кодекс нормы всех законов, которые в той или иной мере касаются регулирования деятельности бизнеса.
Во-вторых, Глава государства поручил поставить на утрату все акты госорганов, создающие преграды для бизнеса, либо потерявшие свою актуальность для предпринимательства, и такие акты также нужно выявить. Это и будет главной задачей правительства и Национальной палаты предпринимателей в указанный срок.
Самим же предпринимателям это время нужно использовать для наведения порядка в собственных делах, выявления потенциала развития и реализацию новых проектов.
Как известно, недавно Президент поручил выделить из Нацфонда 1 трлн. тенге на поддержку бизнеса. У предпринимателей появляется уникальная возможность освоить эти средства в исключительно комфортных условиях, без привычного административного давления и суеты с отчётностью.
Данное решение Главы государства в условиях влияния нестабильной ситуации на внешних рынках является очень непростым, поскольку, возможно, будет сокращена доходная часть бюджета, во-вторых, создаются предпосылки для определённых манипуляций со стороны недобросовестных предпринимателей.
Пользуясь предоставленной возможностью, я хотел бы обратиться к национальному бизнесу с призывом адекватно и правильно воспринять добрую волю Президента и использовать предоставленные возможности не только в интересах бизнеса, но и в интересах государства.
3) Касаясь указанного выше поручения о полной ревизии законодательства, считаю необходимым также поднять вопрос о соответствии предпринимаемых правительством мер конкретным поручениям Президента.
Дело в том, что если Президент постоянно требует принятия конкретных мер для поддержки малого и – подчёркиваю! – среднего бизнеса, то правительственные структуры упорно ограничивают такие шаги только малыми предприятиями и не хотят слышать про средние.
В диссонанс многочисленным инициативам Главы государства о приоритете МСБ, в законодательство вносятся преференции исключительно для малого бизнеса: это касается и налогового кодекса, и закона о госзакупках, и профильного закона «О частном предпринимательстве», и любых других актов, предусматривающих какие-либо меры поддержки.
Между тем, малый бизнес – это главным образом торговля, сфера услуг и крестьянские хозяйства.
А любое предприятие обрабатывающей промышленности, производящее готовую продукцию, по объективным причинам, связанным со стоимостью оборудования и производственной инфраструктуры – не вписывается в рамки малых предприятий и начинается с уровня средних компаний.
Но наши правительственные чиновники старательно вычеркивают перерабатывающие предприятия из числа получателей льгот и преференций.
Результаты всем известны – вместо постоянно требуемого Президентом роста вклада МСБ в экономику страны, который должен превысить 50%, последние 10-15 лет мы топчемся на месте.
Более того, мы так и не преодолели импортозависимость внутреннего рынка, потому что нам проще завозить чужую продукцию, чем производить свою.  Потому что, повторюсь, перерабатывающие предприятия – это главным образом средний бизнес, который чиновники поддерживать не хотят, вопреки требованиям Президента.
Между тем и в Евросоюзе, и в подавляющем большинстве стран-членов ВТО, и даже у наших партнеров по Таможенному Союзу – Российской Федерации и Беларуси на законодательном уровне разрешается и осуществляется поддержка не только субъектов малого, но и среднего предпринимательства (в России – Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства», в Белоруссии – Закон «О поддержке малого и среднего предпринимательства»).
При этом в Стратегии развития до 2050 года отмечено, что (цитирую): «Задача сегодняшнего дня – создание необходимых условий и предпосылок для перехода мелких предприятий и индивидуальных предпринимателей в разряд средних», а поэтому необходимо «Поощрять стремление малого и среднего бизнеса…, создать систему их поддержки и поощрения».
20 декабря прошлого года, на Дне индустриализации, Президент отметил, (цитирую): «Если правительство со всеми министрами займётся тем, чем я ему говорю – поддержкой малого и среднего бизнеса – честь и хвала будет ему».
Более того, в текущем году, выделяя 1 трлн.тенге на поддержку бизнеса, Президент Назарбаев особо подчеркнул, что эти деньги должны пойти в производственную сферу.
Но по всем действующим законам, поддержкой пользуется только малый бизнес, то-есть торговля, импортирующая чужие товары. А собственного производителя мы поддерживать не хотим.
На уже упоминавшийся депутатский запрос партии «Ак жол» от 19 декабря, по поводу освобождения от проверок малого и среднего бизнеса в первые годы деятельности, Правительство отвечает, что «целесообразно придерживаться позиции об освобождении от проверок… только субъектов малого предпринимательства». И это не единичный случай, а принципиальная позиция госорганов, прямо противоречащая, по нашему мнению, ясным и недвусмысленным поручениям Президента о поддержке как малого, так и среднего бизнеса.
Подобная близорукость имеет и другие негативные последствия: мы демотивируем малый бизнес расти дальше, переходить в средний и крупный бизнес. Предпринимателю выгоднее раздробить единую деятельность на сеть ИП, чтобы меньше платить налогов. И такие случаи повсеместны. Это означает фактический от модернизации и расширения бизнеса, без которых невозможно инновационное и технологическое развитие экономики; отказ от инвестиций, привлечение которых Президент обозначил как одну из важнейших задач в нынешнем Послании.
Выступая здесь же, в Службе центральных коммуникаций 23 января, я заявил, что партия «Ак жол» воспринимает инициативы Президента Н.Назарбаева о поддержке бизнеса как прямое руководство к действию.
Воспринимая проблемы бизнеса и как собственную ответственность, партия «Ак жол» самостоятельно разработала и 31 января внесла в правительство законопроект «О государственной поддержке малого и среднего бизнеса», где нами предлагается решить как отмеченные выше диспропорции в поддержке МСБ, так и другие вопросы в данной сфере. На прошедшем 28 февраля заседании МВК в Минюсте я презентовал этот законопроект, и мы согласились вместо отдельного закона, внести его нормы специальной главой в разрабатываемый проект Предпринимательского кодекса.
4) И ещё один новаторский шаг со стороны Лидера нации, который невозможно обойти: учреждение позиции Бизнес-омбудсмена, или уполномоченного по правам предпринимателей.
Мы рады этому решению, поскольку оно реально дополняет систему поддержки частного бизнеса в лице Национальной палаты предпринимателей.
Институт бизнес-омбудсмена получил широкое распространение в странах с развитой культурой бизнеса.
Особенностью фигуры бизнес-омбудсмена служит его официальный государственный статус, наряду с принадлежностью к бизнес-сообществу и наличием общественного признания как «защитника предпринимателей». Назначение на должность бизнес-омбудсмена, главным образом, производят Главы государств (за исключением ЕС, где это преимущественно парламентское назначение). 
Так, бизнес-омбудсмена в США и России назначает Президент, в Великобритании Омбудсмен по финансовым спорам назначается Парламентом. 
Бизнес-омбудсмен не имеет полномочий по отмене или пересмотру исполнительных или судебных решений. Его функциональным мандатом является консультирование споров, затрагивающих законные интересы частного бизнеса и обращение в уполномоченные органы за защитой прав предпринимателя в тех случаях, когда он находит их нарушенными.
Важной частью работы бизнес-омбудсмена является выявление пробелов в регулировании предпринимательства, разработка и внесение предложений по совершенствованию законодательной базы этого вида деятельности.
В ряде стран в обязанность Бизнес-омбудсмену вменяется также подготовка ежегодных Отчётов Главе государства и Парламенту о соблюдении прав предпринимателей в конкретных государственных ведомствах и наблюдаемых тенденциях.
С учётом международного опыта и наших отечественных реалий, думаю, что наиболее эффективным было бы назначение Бизнес-Омбудсмена в Казахстане самим Президентом по представлению Национальной палаты предпринимателей. При этом, организационное обеспечение работы Бизнес-Омбудсмена должно быть возложено на саму НПП.
Это очень важный момент, поскольку назначение Бизнес-Омбудсмена только Палатой предпринимателей может снизить эффективность исполнения его функций, связанных с участием в конфликтных ситуациях и спорах с госорганами.
Есть ещё ряд и других существенных моментов в рассматриваемом Заявлении Главы государства в поддержку бизнеса, но наверно нам лучше перейти к вопросам.