Подготовленный МЧС законопроект «О гражданской защите» вводит незаконный приоритет госорганов перед негосударственными организациями в вопросах спасения от пожаров, а в свете вчерашней критики Президента стремление МЧС закрепить свои контрольные полномочия выглядит как попытка узаконить необоснованные проверки предприятий – ДПК «Ак жол»

» Без категории » Подготовленный МЧС законопроект «О гражданской защите» вводит незаконный приоритет госорганов перед негосударственными организациями в вопросах спасения от пожаров, а в свете вчерашней критики Президента стремление МЧС закрепить свои контрольные полномочия выглядит как попытка узаконить необоснованные проверки предприятий - ДПК «Ак жол»

24.01.2013, 00:00

24 января 2013 г., Пресс-служба ДПК «Ак жол»
     Подготовленный МЧС законопроект «О гражданской защите» вводит незаконный приоритет госорганов перед негосударственными организациями в вопросах спасения от пожаров – отметили сегодня депутаты фракции «Ак жол» при презентации законопроекта в Мажилисе Парламента РК.
Председатель партии Азат Перуашев процитировал ст.65 указанного законопроекта, где прямо говорится, что государственная противопожарная служба будет тушить пожары только «…на селитебных территориях, стратегических, особо важных государственных объектах и объектах жизнеобеспечения государственной собственности».
Ст.65 также предлагает, чтобы во всех других случаях (т.е. при пожарах на негосударственных объектах, частных предприятиях и т.д.) тушение производилось «негосударственными противопожарными службами». При этом, ст.58 этого же Законопроекта указывает, что пожарная безопасность в этом случае «может быть обеспечена путём заключения договора» (очевидно, коммерческого).
 Лидер казахстанских демократов уверен, что разделение объектов на тех, кто имеет право на услуги государственной противопожарной службы и тех, кто не имеет такого права и вынужден заключать коммерческие договора с негосударственной противопожарной службой– прямо противоречит нормам Конституции РК о равенстве прав граждан (ст.14 Конституции РК), признании и равной защите государственной и частной собственности (ст.6 Конституции РК), праву граждан на жизнь (ст.15 Конституции РК), охрану здоровья (ст.29 Конституции РК) и благоприятной для жизни и здоровья окружающей среды (ст.31 Конституции РК).
Даже если «забыть» о гарантированном Конституцией равенстве государственной и частной собственности, «забыть» о том, что частные предприятия уже оплатили свою безопасность и защиту со стороны государства через налоги и т.д.; всё равно непонятно, на основании каких норм предлагается ущемлять право работников частных предприятий на защиту от пожаров, по сравнению с работниками государственных учреждений, которым данный законопроект гарантирует бесплатную защиту государственной противопожарной службы – подчеркивают в «Ак жоле».
В указанном требовании ДПК «Ак жол» усматривает прямое лоббирование коммерческих интересов подведомственных организаций МЧС: АО «Өрт Сөндіруші» и ряда ТОО, которые вынуждают предприятия заключать коммерческие договора на противопожарное обслуживание, являющееся, по идее, неотъемлемой государственной функцией.
«Только вчера, обсуждая проект о государственных функциях, мы ставили перед министром Досаевым вопрос о необоснованной коммерциализации государственных функций и необходимости их ревизии – напомнил председатель ДПК «Ак жол», – Почему вместо выкручивания рук, внесения неконституционных законопроектов, МЧС не проработать нормальные стимулирующие меры, как это делается во всем цивилизованном мире?».
Вызывает вопросы и целый ряд других требований законопроекта. Например, п.п.24 ст.1 предусматривает, что по сигналу «Внимание всем!» – население обязано включить телевизоры, радио и другие средства приема информации, внимательно прослушать всю передаваемую информацию и только затем начинать спасать себя и близких. «Вообще-то по всем нормам безопасности, после получения первого же сигнала ЧС, население должно немедленно покинуть потенциально опасные территории или объекты, а не смотреть телевизор. Тем более, что одним из действующих требований, например, пожарной безопасности при землетрясении или наводнении, является немедленное отключение от сети всех электрических приборов» – напомнил в этой связи Азат Перуашев.
Из проекта закона непонятен порядок решения возникающих финансовых вопросов, распределение компетенции и ответственности с местными органами. Так п.6 ст.5 предусмотрено, что распоряжение о введения в действие системы оповещения отдается не оперативной круглосуточной службой МЧС, а местными акимами. Помимо перекладывания ответственности, это приведёт к тому, что вместо немедленного спасения людей, придётся согласовывать начало спасательных операций с дополнительной инстанцией, что означает потерю времени и увеличение жертв. Депутат напомнил присутствующим о трагедии с.Кызылагаш, где похожая нескоординированность привела к большим человеческим жертвам.
В целом, оценивая внесённый законопроект, депутаты «Ак жола» считают, что вместо закона для спасения граждан, МЧС разработало закон «для собственного удобства», объединив несколько прежних документов, но не придав им содержания, соответствующего требованиям времени. В частности, отвечая на вопрос о модернизации системы оповещения, руководство министерства пояснило, что речь идёт об оснащении городов и сёл… громкоговорителями.
«Не знаю, может быть сто лет назад, в 1913 г. громкоговорители можно было назвать модернизацией – заметил по этому поводу А.Перуашев – но при большинстве ЧС линии электросетей должны быть обесточены, и что тогда толку от громкоговорителей? А на дворе XXI век, эпоха информатизации».
Наиболее существенным же недостатком представленного проекта Закона Азат Перуашев назвал стремление переподчинить себе несвойственные данному госоргану функции, с одновременным уходом от ответственности за их исполнение. Так, по всему тексту документа прописаны полномочия органов МЧС на контроль, проверку предприятий вплоть до остановки их деятельности, но при этом отсутствуют сколько-нибудь реальные механизмы ответственности и контроля за результатами работы самого разработчика.  
Зато подробно и детально расписываются полномочия по проверкам предприятий, и эта тенденция уже не только в проекте, а в целом стала особенностью МЧС. Как сообщают СМИ, Глава государства на вчерашнем совещании с правительством обратил внимание, что все госорганы сокращают проверки предприятий – например, налоговые органы сократили в 4 раза. А МЧС напротив, увеличило в 7 раз, причём их обоснованность вызывает вопросы.  Президент даже поручил правительству и Генпрокуратуре провести ревизию проверок МЧС.
Поэтому стремление закрепления этих полномочий МЧС через закон, выглядит как попытка прикрыть собственное чересчур настойчивее рвение проверять предприятия без должных оснований.
Исходя из имеющихся претензий, фракция ДПК «Ак жол» заявила о недопустимости принятия законопроекта в предложенной редакции и необходимости его глубокой концептуальной переработки.
В приложении – полный текст выступления А.Перуашева на презентации законопроекта «О гражданской защите» 24 января 2013 г.
 
 
 
Выступление А.Перуашева на презентации проекта Закона Республики Казахстан «О гражданской защите» в Мажилисе Парламента РК
 
24 января 2013 г.

Внесение рассматриваемого законопроекта является, безусловно, актуальным, как ввиду угроз чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, так и ввиду необходимости модернизации существующих подходов к их предупреждению и ликвидации.
Ещё более важной представляется практическая составляющая документа, с точки зрения реального применения заложенных подходов в интересах повышения безопасности населения.
Анализируя представленный документ применительно к изложенным требованиям, считаем необходимым отметить следующее:
1). В проекте Закона отсутствуют однозначные определениятатья 1 проекта Закона) и не дано разграничение таких базовых для данной сферы понятий, как:
– ‘предупреждение чрезвычайной ситуации’,
– ‘ликвидация чрезвычайной ситуации’, и
– ‘ликвидация последствий чрезвычайной ситуации’.
Сами по себе они встречаются в тексте, однако без должной взаимосвязи и систематизации.
Между тем, указанные понятия являются ключевыми для всей системы гражданской защиты, так как характеризуют не просто самостоятельные этапы деятельности, но также подразумевают разные формы взаимодействия субъектов, разные центры принятия решений, с их собственной материально-технической базой и степенью ответственности.
В частности, предупреждение ЧС может и должно вестись всеми гражданами, организациями и государственными органами в  постоянном режиме и в рамках собственных полномочий, на основе соблюдения требований пожарной, промышленной, санитарной, экологической и иной безопасности.  Данные нормы составляют комплекс мер по профилактике ЧС, их выявлению и первичному реагированию (оповещению). Центрами принятия решений здесь являются каждая отдельная организация или госорган.
Ликвидация ЧС, наряду с указанными мерами, подразумевает выполнение специальных экстренных аварийно-спасательных мероприятий соответствующих государственных органов: противопожарной службы, службы спасения, службы скорой медицинской помощи, охраны правопорядка, коммунального хозяйства, транспорта и информации, и т.д. Данные мероприятия, в силу их чрезвычайного характера и особых полномочий госорганов, ограничены временными рамками непосредственно самой чрезвычайной ситуации, до её ликвидации. На этот период принятие решений сосредотачивается в специальных службах по направлениям (пожарная, спасатели, скорая помощь, полиция, энергетики и т.д.), а также в штабах по ликвидации ЧС.
Ликвидация последствий ЧС включает в себя восстановительные работы, организуемые на государственных и общественных объектах курирующими данные сферы государственными органами. Эти работы проводятся в последующий, более продолжительный период. Центрами принятия решений становятся уполномоченные госорганы (министерства и ведомства, акиматы), ответственные за конкретную отрасль или сферу.
Из вышеуказанных направлений вытекают особые ответы на системные вопросы обеспечения безопасности населения, а именно:
а) задачи,
б) ресурсы и полномочия для их решения,
в) а также ответственные лица.
Другими словами: Что именно делать, Как делать (ресурсы и полномочия), Кто и за какие действия отвечает? (глава 2, глава 3 проекта Закона).
Последний вопрос актуален не только для наказания виновных в случае провала, но и в силу необходимости чёткого обозначения компетенции каждого участника, исключения потерь драгоценного времени на выяснение отношений и иерархии между участниками процесса; а также ввиду «прилагающихся» полномочий по распоряжению государственными ресурсами и финансовыми средствами.
Таким образом, использование понятий предупреждения, ликвидации ЧС и ликвидации последствий ЧС и их трактовка разработчиком –  позволили бы уже в первом приближении чётко определить базовые подходы к содержанию документа, о которых в настоящем случае приходится судить по косвенным признакам, разбросанным по тексту документа и нередко противоречащим его же положениям.
  Отсутствие в законопроекте систематизации вышеуказанных понятий и их разграничения уже само по себе свидетельствует об отсутствии комплексного подхода в его подготовке. Более того, складывается устойчивое впечатление, что в рамках представленного проекта Закона, уполномоченный орган уходит от ответственности за предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций, перекладывая ее на местные исполнительные органы и собственников объектов.
Несколько примеров по тексту проекта:
2). Серьезным упущением Проекта является явное непонимание разработчиками задач модернизации системы оповещения населения в чрезвычайных ситуациях, применительно к современным требованиям и уровню нынешних технологий (статья 5 проекта Закона).
Можно с полным правом утверждать, что своевременное и полное  оповещение граждан является основополагающим фактором для снижения возможных потерь населения при возникновении чрезвычайных ситуаций.
Однако проект Закона дает неоднозначные толкования об ответственных за создание и эксплуатацию систем оповещения, порядке их активирования,  а также действиях населения в случае ЧС. Более того, можно утверждать, что некоторые требования не только небесспорны, но и представляют опасность для жизни и здоровья граждан.
Например ‘Сигнал оповещения«Внимание всем!» – единый сигнал оповещения населения, который передается сиренами и другими сигнальными средствами в звуковом и речевом формате. По этому сигналу – вдумайтесь! – население, вместо того чтобы спасать себя и близких, обязано включить телевизоры, радио и другие средства приема информации, внимательно прослушать всю передаваемую информацию и только затем выполнить требования по порядку действий подпункт 24) статьи 1 проекта Закона).
Вообще-то по всем нормам безопасности, после получения первого же сигнала ЧС, население должно немедленно покинуть потенциально опасные территории или объекты, а не смотреть телевизор. Тем более, что одним из действующих требований, например, пожарной безопасности при землетрясении или наводнении, является немедленное отключение от сети всех электрических приборов.
Можно констатировать, что в проект Закона заложены морально и технически устаревшие формы оповещения населения, без привязки к реальной ситуации и возможностям современных коммуникаций.
В частности, отвечая на вопрос о модернизации системы оповещения, руководство министерства пояснило нам, что речь идёт об оснащении городов и сёл… громкоговорителями.
Не знаю, может быть сто лет назад, в 1913 г. громкоговорители можно было назвать модернизацией, но при большинстве ЧС линии электросетей должны быть обесточены, и что тогда толку от громкоговорителей? А на дворе XXI век, эпоха информатизации.
Кроме того, законопроектом предусмотрено, что распоряжение о введения в действие (активации) системы оповещения отдается не оперативной круглосуточной службой МЧС в самостоятельном порядке, а по их предложению – местными акимами (пункт 6 статьи 5 проекта Закона). Помимо перекладывания ответственности за принятие решения, это нововведение создаёт дополнительные риски. В результате, вместо немедленного приятия мер по спасению людей, предлагается обсуждать и согласовывать начало спасательных операций с дополнительной инстанцией, что означает неизбежную потерю времени и увеличение жертв в случае стихийного бедствия или техногенной катастрофы. Достаточно вспомнить о трагедии с.Кызылагаш, где похожая нескоординированность привела к большим человеческим жертвам.
 Данный подход, на наш взгляд, нуждается в серьёзном и всестороннем изучении, с учётом возникающих рисков.
3). В проекте закона вводится термин “Единая дежурно-диспетчерская служба 112” (подпункт 1 статьи 1 проекта Закона).  Предусматривается, что единая дежурно-диспетчерская служба «112» – это служба, формируемая уполномоченным органом (МЧС), включающая в себя организационно-техническое объединение сил и средств телекоммуникаций и транспорта, обеспечивающих координацию действий всех экстренных оперативных служб, размещенных на территории административной единицы. Тем самым, речь идёт о передаче оперативного управления всеми силами и средствами экстренных служб на данной территории в ведение МЧС.
Однако, такой подход крайне субъективен и не учитывает существующую организацию взаимодействия госорганов и международный опыт.
Во-первых, вместо немедленного принятия решения по конкретной проблеме в конкретной сфере (например, по организации работы медицинских учреждений или поддержанию общественного правопорядка), данные вопросы по предложенной схеме должны будут передаваться на рассмотрение дополнительной инстанции (в лице местного органа МЧС).
Во-вторых, эта инстанция к тому же не совсем компетентна ни в одном из приведённых в качестве примера ситуаций.
В-третьих, принятое ею «не совсем компетентное» решение будет затем в обратном порядке повторно доводиться для исполнения органам, непосредственно отвечающим за данное направление, и, возможно, потребует уточнения и согласования возникших разногласий. При этом теряется время, гибнут люди, госорганы запаздывают с реагированием, ситуация продолжает развиваться и усугубляться.
Мировая же практика функционирования служб экстренного вызова 112 (в США – 911) показывает, что они наиболее эффективно решают только задачи приема, обработки и распределения поступающих экстренных вызовов непосредственно дежурным службам каждого из соответствующих ведомств, без какого-либо дополнительного согласования, а также мониторят их отработку этими экстренными службами.
Но при этом они не выполняют функций управления силами и средствами самих экстренных служб, которые остаются в ведении собственного руководства.
Принцип организации службы экстренного вызова по единому телефонному номеру изначально создан в целях простоты обращения граждан, а вовсе не для подчинения многочисленных и разносторонних служб под единым руководством, как ошибочно предполагает отечественный разработчик законопроекта.
Рядовой человек по причинам эмоционального возбуждения (аффекта) не всегда в состоянии точно определить, помощь какой из служб в данной ситуации требуется: полиции, скорой помощи, спасателей, электриков, газовиков и т.д. Как правило, даже при обычном ДТП необходимо взаимодействие 2-3 различных служб. Поэтому для удобства граждан и в целях более комплексного подключения всех необходимых органов, сигнал принимается на единый номер. Но в дальнейшем обработку и отработку этого сигнала каждая служба проводит самостоятельно. За диспетчерским центром (в нашем случае – 112) должен оставаться только мониторинг исполнения и отчётность по линии МЧС.
Поэтому предложенную в проекте трактовку и функциональное наполнение “Службы 112” и её отождествление с «Единой дежурно-диспетчерской службой» считаем необоснованными.
В случае принятия позиции разработчика, практическая реализация данного подхода будет означать необходимость пересмотра всей действующей организационно-штатной структуры существующих дежурно-диспетчерских служб системы здравоохранения, полиции, коммунального хозяйства и т.д. на местах,  и их ведомственное переподчинение в ведение МЧС РК. В настоящее время все дежурно-диспетчерские службы в существующей вертикали управления структурно подчинены местным акиматам и решают задачи, стоящие в рамках обеспечения жизнедеятельности этих регионов, а также финансируются из местного бюджета.
Государственный орган в лице МЧС РК, претендуя на несвойственные себе функции, пытается тем самым дублировать либо подменить задачи органов местной исполнительной власти. По нашему мнению, можно говорить только о создании единых дежурно-диспетчерских служб в подчинении местных акиматов, а МЧС РК должен исполнять роль коммуникатора в данной сфере.
В случае принятия проекта Закона в предлагаемом виде, встанет необходимость передачи из местных акиматов в структуру МЧС содержания дежурно-диспетчерских служб, штатной численности, техники и оборудования этих служб, расходов на их содержание, эксплуатацию и обновление материально-технической базы, с соответствующим увеличением расходов республиканского бюджета.
При этом, самое удручающее – что это увеличение расходов республиканского бюджета повлечёт не улучшение, а напротив – ухудшение организации по ликвидации ЧС, как это было показано выше, за счёт появления дополнительной «согласующей» и «контрольной» инстанции в ущерб оперативности и компетентности действий.
По нашему мнению, функции, прописанные в проекте Закона для ЕДДС 112, в гораздо большей степени соответствуют организации работы ситуационно-кризисного центра. Понятие «Ситуационно-кризисного центра» встречается в тексте Закона, но нигде нет его точного определения, что вызывает затруднение в точном толковании нормы Закона в дальнейшей правоприменительной практике. В то же время, в структуре системы гражданской защиты ситуационно-кризисный центр имеет огромное значение и должен развиваться и функционировать на базе МЧС РК, в частности, в целях своевременного оповещения населения, которое разработчики предлагают переложить на местные акиматы.
4). Особую обеспокоенность на всём протяжении публичного обсуждения данного законопроекта с 2010 г. вызывает стремление МЧС коммерциализировать государственные услуги, которые, по сути, являются уже оплаченными гражданами и организациями через налоги в бюджет (главы 10, 11 проекта Закона).
Так, в представленном проекте Закона совершенно очевидно просматривается стремление разработчика законодательно закрепить полномочия и функции негосударственной противопожарной службы, что на практике выливается в лоббирование внутриведомственных коммерческих интересов.
Очевидно, что под негосударственной противопожарной службой разработчик понимает АО «Өрт Сөндіруші», которое входит в структуру МЧС РК и пользуется необоснованным приоритетом при ведении коммерческой деятельности за счёт государственного бюджета.
Следует обратить внимание, что заявленный со стороны АО «Өрт Сөндіруші» спектр деятельности явно не отражает выполнение общегосударственных задач (статья 64 проекта Закона), а именно:
– поставка пожарной техники, пожарно-технического вооружения, оборудования, средств противопожарной защиты и спасения людей;
– проектирование систем и средств автоматического пожаротушения и охранно-пожарной сигнализации;
– монтаж, техническое обслуживание, ремонт систем и средств автоматического пожаротушения и охранно-пожарной сигнализации;
– трубопечные работы;
– определение потребности в противопожарном оборудовании для организаций и объектов в соответствии с требованиями норм и т.д..
 
В то же время такие заявленные услуги со стороны АО «Өрт Сөндіруші», как охрана от пожаров, аварийно-спасательные работы, газоспасательные работы, горноспасательные работы, экстренная медицинская помощь, по сути, должны осуществляться МЧС РК на некоммерческой основе.
Считаем, что выведение части государственной противопожарной службы в негосударственную, под юрисдикцию АО «Өрт Сөндіруші», а также определение данного АО в качестве правопреемника государственной противопожарной службы с осуществлением услуг на платной основе является прямым нарушением Закона РК «О конкуренции».
 
5) Более того, предлагаемое в законопроекте разделение объектов на тех, кто имеет право на услуги государственной противопожарной службы (население и государственные организации и предприятия), и тех, кто не имеет такого права (негосударственные организации и частные предприятия) и обязан заключать коммерческие договора с негосударственной противопожарной службой (ст.11, 16, 58, 65), либо компенсировать затраты государственной противопожарной службы (ст.11) – прямо противоречит нормам Конституции РК о равенстве прав граждан (ст.14 Конституции РК), признании и равной защите государственной и частной собственности (ст.6 Конституции РК), праву граждан на жизнь (ст.15 Конституции РК), охрану здоровья (ст.29 Конституции РК) и благоприятной для жизни и здоровья окружающей среды (ст.31).
Ст.65 законопроекта прямо говорит, что государственная противопожарная служба будет тушить пожары только «…на селитебных территориях, стратегических, особо важных государственных объектах и объектах жизнеобеспечения государственной собственности».
Ст.65 также предлагает, чтобы во всех других случаях (т.е. при пожарах на негосударственных объектах, частных предприятиях и т.д.) тушение производилось негосударственными противопожарными службами. При этом, ст.58 этого же Законопроекта указывает, что пожарная безопасность в этом случае может быть обеспечена путём заключения договора (очевидно, коммерческого).
 
Даже если «забыть» о равенстве государственной и частной собственности, «забыть» о том, что частные предприятия уже оплатили свою безопасность и защиту со стороны государства через налоги и т.д.; всё равно непонятно, на основании каких норм предлагается ущемлять право работников частных предприятий на защиту от пожаров и угрозы для жизни и здоровья, по сравнению с работниками государственных органов и учреждений, которым данный законопроект гарантирует бесплатную защиту государственной противопожарной службы.
 
5). Сложившаяся ситуация, при которой МЧС РК через свою подведомственную организацию АО «Өрт Сөндіруші» и аффилированные с ней коммерческие организации (в виде четырех ТОО) занимается несвойственной государственному органу коммерческой деятельностью, имеет и целый ряд других негативных последствий, в том числе снижение качества предоставляемых услуг и «выдавливание» малого и среднего бизнеса на рынке аналогичных услуг. Следует понимать, что ни при каких условиях частные предприятия не смогут конкурировать с государственной компанией, имеющей приоритет при проведении государственных закупок, а также не несущей реальной финансовой ответственности за свои экономические показатели ввиду наличия прямой государственной поддержки (статья 64 проекта Закона).
Более того, разработчик проекта Закона в лице МЧС РК, прямо противоречит задачам, поставленным Главой государства в последнем Послании народу Казахстана от 14 декабря 2012 года «Стратегия «Казахстан-2050» – новый политический курс состоявшегося государства».
Во втором разделе Послания «Всесторонняя поддержка предпринимательства», Президент Н.А.Назарбаев требует изменить роль государства в экономике: «Частный бизнес всегда и повсюду действует эффективнее государства. Поэтому мы должны передать в частные руки предприятия и услуги нестратегического характера. Это принципиально важный шаг для укрепления отечественного предпринимательства».
 
Однако в случае с законопроектом «О гражданской защите» мы имеем обратный пример – не сокращения, а расширения и попытки законодательного закрепления коммерческих функций госорганов, заинтересованного и нерыночного вмешательства чиновников в сферу частного предпринимательства.
 
Почему бы вместо выкручивания рук, внесения неконституционных законопроектов, МЧС не проработать нормальные стимулирующие меры, как это делается во всем цивилизованном мире, когда государство поддерживает и социально защищает добровольные пожарные дружины, субсидирует аналогичные затраты предприятий, относит их на вычет при налогообложении и т.д.?
 
6). Наиболее существенным же недостатком представленного проекта Закона является отсутствие логично построенного взаимодействия уполномоченного государственного органа и других ведомств и организаций, а также их полномочий и ответственности в случае возникновения чрезвычайной ситуации (статья 12 проекта Закона).
Напротив, со стороны разработчика прослеживается стремление переподчинить себе несвойственные данному госоргану функции, с одновременным уходом от ответственности за их исполнение. Так, по всему тексту документа прописаны полномочия органов МЧС на контроль, проверку предприятий вплоть до остановки их деятельности, но при этом отсутствуют сколько-нибудь реальные механизмы ответственности и контроля за результатами работы самого разработчика
 
Зато подробно и детально расписываются полномочия по проверкам предприятий, и эта тенденция уже не только в проекте, а в целом стала особенностью МЧС. Даже Глава государства на вчерашнем совещании с правительством обратил внимание, что все госорганы сокращают проверки предприятий – например, налоговые органы сократили в 4 раза. А МЧС напротив, увеличило в 7 раз, причём их обоснованность вызывает вопросы.  Президент даже поручил правительству и Генпрокуратуре провести ревизию проверок МЧС.
Поэтому стремление закрепления этих полномочий МЧС через закон, выглядит как попытка прикрыть собственное чересчур настойчивее рвение проверять предприятия без должных оснований.
 
В проекте Закона фактически не отражена система организации  гражданской защиты в Республике Казахстан, что сводит его содержание к второстепенным и узковедомственным вопросам, связанными, в основном, с попытками перераспределения полномочий и финансирования, но никак не с повышением безопасности граждан. Логическая структура и взаимосвязь разделов проекта не выражены; не раскрыты или искажены основополагающие определения.
Например, «спасение» (подпункт 37) статьи 1 проекта Закона) разработчик определяет как «совокупность мер по оказанию помощи и эвакуации людей из зоны (места) чрезвычайной ситуации или защита людей от воздействия последствий чрезвычайных ситуаций». Между тем, понятия «помощь», «эвакуация» и «защита», даже в совокупности не идентичны понятию «спасения» и имеют самостоятельное смысловое содержание.  Для «спасения» принципиально важным является другой смысл, а именно – сохранение жизни, тогда как «эвакуация» является лишь одним из возможных способов. Поэтому специалистами предлагаются иные определения данного понятия, например «Действия по сохранению жизни людей от возникшей угрозы, в том числе с их перемещением из опасной зоны в безопасную».
В связи с некорректным толкованием ряда основополагающих определений, либо (как было показано в начале данного Заключения) их полным отсутствием, – нередко искажается смысл статей Закона. Требования по оповещению населения, порядку предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, а также степени ответственности должностных лиц  приведены не в полном объёме, причём в редакции, которая не позволяет их эффективное практическое применение.
Концепция Закона не отражает в полном объёме структуру и порядок организации системы гражданской защиты и изобилует общими декларативными заявлениями. Кроме того, наличие большого количества отсылочных норм ставит практическую реализацию норм Закона в решающую зависимость от их толкования в подзаконных актах, принимаемых исполнительными органами, а не законодателем в лице Парламента РК, что полагаем неверным с учётом общественной важности поднимаемых вопросов.
В целом, оценивая внесённый законопроект, можно констатировать, что вместо закона для спасения граждан, МЧС разработало закон «для собственного удобства», объединив несколько прежних документов, но не придав им содержания, соответствующего требованиям времени.
Тем самым теряется смысл инициирования данного законопроекта.
Считаем, что его принятие в предложенной редакции недопустимо и требует серьёзной концептуальной переработки.