Выступление А.Перуашева по Отчету Правительства и Счетного комитета об исполнении республиканского бюджета за 2015 год на совместном заседании палат Парламента 17 июня 2016 года

» Пресс-релизы » Выступление А.Перуашева по Отчету Правительства и Счетного комитета об исполнении республиканского бюджета за 2015 год на совместном заседании палат Парламента 17 июня 2016 года

17.06.2016, 13:28

 
Уважаемые коллеги
 
Как известно, падение мировых цен на нефть и металлы предопределило снижение темпов роста ВВП, которые всё же сохранили положительную динамику в так называемом ‘реальном’ выражении на 1,2%.
В то же время, в долларах США, ВВП сократился почти на 44%.
 
Очень важно, что уровень безработицы сохранился на уровне 5%, зафиксирован рост денежных доходов населения, успешно выполняются социальные обязательства государства.
 
Однако данные позитивные тенденции были достигнуты в рамках четырехкратного (!) уточнения прогноза.
И, даже при этом проведённые корректировки не предотвратили значительных расхождений ряда макропоказателей бюджета.
 
Так, по оценке Счетного Комитета, в номинальном выражении ВВП сложился ниже плана на 823 млрд.тг., хотя среднегодовая мировая цена на нефть (марки Brend) в 2015 г. превысила ожидавшиеся 50 долл. США и составила 52,4 долл.
Налицо парадоксальная ситуация, когда снижение роста ВВП происходит даже несмотря на более высокие, чем ожидалось, цены на нефть.
 
Источником столь разительных расхождений, на наш взгляд, является недостаточный анализ факторов при разработке прогноза.
Считаем, что данные, представляемые в Отчете, должны не ограничиваться простой констатацией фактов, а обязаны содержать критический анализ причин сложившихся тенденций. Иначе невозможно оценить, в какой степени ситуация является объективной, а в какой она вызвана недоработками министерств и ведомств.
 
В Отчете Счетного комитета зафиксировано:
– продолжающееся снижение доли перерабатывающих отраслей в структуре ВВП до 9,9% в 2015 г. (по сравнению с 10,4-10,8% в 2010-2013гг.);
снижение экспорта на 42% и импорта на 27%, а также формирование отрицательного сальдо внешнеторгового баланса в размере -5,8 млрд. долл. США;
увеличение внешнего государственного долга страны за последние 3 года в 5 раз (!).
 
Кроме того указывается, что за последние пять лет в структуре доходов республиканского бюджета прослеживается устойчивая тенденция замещения налоговых поступлений – трансфертами из Национального фонда и нижестоящих бюджетов. Так, если в 2011г. трансферты составляли 29.8 % от доходов, то за 2015 г. их удельный вес составил уже 42.9%!
Эти факты вызывают обоснованную обеспокоенность за судьбу Национального фонда, поскольку они констатируют, что мы уже сегодня «проедаем» накопления, вообще-то созданные для будущих поколений. Цифры заставляют сомневаться и в том, на сколько лет хватит средств Нацфонда при таких тенденциях?
Возможно, в этой связи есть необходимость выделения Стабилизационной части Нацфонда, средства которой могли бы задействоваться в кризисных ситуациях, наподобие нынешней; и – Накопительной части (так сказать, «фонда развития»), которую ни при каких обстоятельствах нельзя тратить на текущее финансирование бюджета.
Например, в наиболее успешном Нефтяном фонде Норвегии допускается расходование средств только из суммы чистого инвестиционного дохода, не затрагивая сам капитал Фонда.
Полагаем, что аналогичные требования возможны и необходимы и в нашем случае, причём как в отношение средств Нацфонда, так и в отношение средств ЕНПФ.
 
Кроме того, сегодня крайне обострились вопросы финансовой дисциплины, и данные Счетного комитета свидетельствует о многочисленных проблемах в данной сфере.
 
Так, несмотря на 3-х кратное увеличение расходов государства на увеличение уставных капиталов субъектов квазигосударственного сектора (с 165 млрд.тг в 2013 г. до 478,8 млрд.тг в 2014 г.), их чистый доход сократился обратно-пропорционально на 34% по итогам 2014 г.
То есть, в ответ на полученные от государства в 2013-14 г.г. почти 700 млрд.тенге, в доход республиканского бюджета от квазигоссектора за последние 3 года поступили дивиденды на сумму в 7,5 раз меньше – 85,1 млрд.тг. Какая-то странная арифметика получается, причём в ущерб интересам государства.
 
При этом обнаруживаются примеры извлечения сомнительной прибыли госпредприятий путём сокрытия части доходов.
Так, по результатам аудита в распоряжении РГП «Госэкспертиза» после уплаты части чистого дохода, оставались средства, превышающие размер отчислений почти в три раза.
На эти деньги в сумме 2 млрд.тенге были открыты срочные банковские вклады, сумма вознаграждений по которым составила 243 млн.тг.
 
А в это же время для наполнения бюджета фискальные органы изобретают всё новые способы – такие, как признание недействительной регистрации предприятий-контрпартнёров или снятие с постановки на учёт по налогообложению – чтобы доначислить налоги на добросовестно работающий бизнес.
 
Фракция «Ак жол» неоднократно подчёркивала, что невозможно наполнить бюджет, если заниматься только наполнением и не контролировать расходы. И именно с контролем расходов бюджета есть явные проблемы.
 
По бюджетной программе «Увеличение уставного капитала Фонда «Самрук-Казына» не завершено строительство 68 объектов инфраструктуры СЭЗ ‘Хоргос-Восточные ворота’, а работы по строительству объектов СЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» выполнены только на 3,5%.
 
Не меньше вопросов и по холдингу «Байтерек».
Всего же по итогам 2015 г. на контрольных счетах только 26 субъектов квазигосударственного сектора образовались остатки на общую сумму 132 млрд.тг, выделенные на формирование и увеличение уставного капитала.
 
Всё это говорит о масштабах негативных тенденций и слабой финансовой дисциплине госпредприятий.
 
Между тем Кодекс об административных нарушениях не предусматривает ответственность за неэффективное расходование выделенных средств предприятиям квазигоссектора. Максимум что грозит при таких ‘шалостях’ на сотни миллиардов – это дисциплинарное наказание, например – выговор.
Законодательством не предусмотрена и ответственность за несоблюдение субъектами квазигосударственного сектора норм по административным расходам. Поэтому эти расходы в ряде случаев растут в удручающем темпе.
 
На наш взгляд, это еще раз подтверждает необходимость разработки законов, регламентирующих данные процессы и устанавливающие меры административной и даже уголовной ответственности за злоупотребления в распоряжении огромными средствами, доверенными государством.
 
Более того, фракция ‘Ак жол’ считает необходимым прямо обусловить вливания из бюджета в нацкомпании и госпредприятия – требованиями их отдачи для бюджета.
 
По идее, создание сектора квазигосударственных компаний подразумевало их работу на рыночных принципах, т.е. из собственной прибыли. И самым оптимальным решением является реализация поручения Главы государства о проведении широкой второй волны приватизации.
В то же время, с учётом накопившихся проблем в данном сегменте, считали бы правильным включить в республиканский бюджет, подлежащий рассмотрению и утверждению Парламентом, также и бюджеты национальных холдингов и компаний, с обязательным отчётом об их исполнении.
 
Не меньше проблем по исполнению бюджетных программ в 2015 г. наблюдалось и в госорганах. Например, по итогам реализации программы «Информационный Казахстан – 2020» сумма выявленных финансовых нарушений составила 145 млрд.тг.
 
По программе «Содействие развитию местного содержания» конечные результаты не достигнуты, произошло снижение казахстанского содержания в госзакупках на 8%.
По Комитету по делам строительства, жилищно-коммунального хозяйства и управления земельными ресурсами МНЭ выявлены финансовые нарушения на сумму 32,7 млрд.тг.
В рейтинге «Глобальный индекс конкурентоспособности»  не был достигнут такой существенный показатель для Казахстана, как «Количество процедур для открытия бизнеса». По нему вместо запланированного 43 места, страна заняла только 57-ое место, опустившись на 10 позиций по сравнению с 2013 г.
И так далее, и тому подобное.
 
Между тем, в пояснительной записке к Отчету Правительства об исполнении бюджета говорится, что были  внесены изменения и дополнения в Бюджетный кодекс, направленные на введение ответственности первых руководителей государственных органов за недостижение прямых и конечных результатов.
 
Примеров, когда результаты бюджетных программ остались не достигнутыми, сегодня приводилось немало.
И как же реализовано требование об ответственности первых руководителей?
По итогам мониторинга освоения бюджетных средств к ответственности по центральным государственным органам привлечено 24 чел, из которых к дисциплинарной ответственности привлечен 1 чел., все остальные получили выговоры, замечания и т.п..
В местных исполнительных органов наказано 29 чел., в т.ч. освобождены от занимаемой должности 3 чел., остальным также объявлены выговоры и замечания.
 
При этом самыми высокопоставленными чиновниками, понёсшими наказание за срывы программ и неэффективное использование миллиардов, стали начальник управления одного из министерств и руководитель эксплуатационного отдела – говоря обыденным языком – завхоз (!) провинциального вуза.
 
А где же первые руководители, о которых говорилось в Пояснительной записке? Почему они прячутся за меморандумы и спины своих подчинённых?
Ссылки на индивидуальные меморандумы здесь не могут быть приняты, так как никакие меморандумы не выше требований Бюджетного кодекса.
 
Уважаемые коллеги,
Мы лишь обозначили болевые точки рассматриваемого документа. Надеемся, что ответственные госорганы найдут желание и возможность выработать более подробные детальные подходы по их исправлению.
 
Спасибо за внимание.