Похоже, главная дилемма при сносе жилья кроется в решении вопроса, что важнее – право собственности или целевое назначение – газета ‘Панорама’

» Публикации » Похоже, главная дилемма при сносе жилья кроется в решении вопроса, что важнее - право собственности или целевое назначение - газета 'Панорама'

23.05.2014, 00:00

Панорама (Алматы), № 19 (1074), 23.05.2014 
Спор о правильности подходов к выселению граждан при сносе жилья и дачных массивов поднялся на очередном пленарном заседании мажилиса. Депутаты рассматривали в первом чтении проект закона ‘О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам жилищных отношений’, где и был затронут этот вопрос.
Изначально проект закона был направлен главным образом на устранение существующих правовых коллизий, касающихся преимущественно вопросов государственного жилищного фонда. В частности, как пояснил министр регионального развития Болат Жамишев, представляя депутатам законопроект, предлагается в закон ‘О жилищных отношениях’ внести понятие ‘работники бюджетных организаций’. В настоящее время круг лиц, относящихся к работникам бюджетных организаций, не определен ни в одном законодательном акте, однако само это понятие необходимо – чтобы знать, кто вправе претендовать на госжилье.
Также в Закон ‘О жилищных отношениях’ вносится дополнение о закреплении компетенции уполномоченного органа на утверждение технических требований к жилищу. Министр пояснил, что в соответствии со статьей 69 закона граждане признаются нуждающимися в жилище из государственного жилищного фонда, если жилище, в котором проживает семья, не отвечает установленным санитарным и техническим требованиям. Действующими же нормативно-правовыми актами технические требования к жилищам не установлены, в связи с чем данная норма на местах фактически не применяется. Поэтому и необходимо внести дополнение, чтобы устранить законодательный пробел.
Также поправками уточняется порядок приватизации жилья гражданами, участвовавшими в купонной приватизации. ‘Так пунктом 9 статьи 13 Закона ‘О жилищных отношениях’ предусмотрено, что граждане РК вправе приватизировать на территории Республики только одно жилище из государственного жилищного фонда. Вместе с тем общеизвестно, что вплоть до 1996 года приватизация жилищ осуществлялась через купонный механизм. В рамках законопроекта уточняется, что ранее осуществленная приватизация жилья через купонный механизм не является основанием для отказа в реализации права на приватизацию жилища. Также предусматривается закрепить норму о том, что наличие доли в приватизированном ранее жилье менее 50% не ограничивает реализацию права гражданина на приватизацию жилища из государственного жилищного фонда’, – пояснил г-н Жамишев.
В качестве дополнительной меры социальной защиты при прекращении права собственности на единственное жилище лиц, относящихся к социально уязвимым слоям населения, законодательно предусматривается возможность в срок до 1 месяца проживать в жилище, предоставленном местными исполнительными органами. При этом, по предложению депутатов, принято решение продлить данный срок и ввести запрет на выселение представителей социально уязвимых слоев населения в период отопительного сезона.
Депутаты намеревались решить в данном законе и проблему выселения граждан с дачных массивов, законодательно отнеся дачи к жилью. Правительство с таким подходом не согласилось. Глава МРР отметил, что прежде чем относить все дачи к категории ‘жилье’, необходимо, во-первых, включить дачные массивы в черту населенных пунктов, во-вторых, изменить целевое назначение дачных участков – с нынешнего сельскохозяйственного на ‘индивидуальное жилищное строительство’.
– Допустим, в Астане любое место покажи, не снесенные дачные домики. Причем менять нужно в соответствии с генеральными планами. В соответствии с генеральным планом Астаны на месте этих дач не планируется жилой массив из индивидуальных жилых домов, там планируется строительство других объектов. Поэтому целевое назначение этих участков в соответствии с генеральным планом – под или многоэтажную застройку, или строительство объектов каких-либо, и целевое назначение этих участков будет меняться не на ИЖС, а на другие цели. Другими словами, вопрос, по сути, свелся к тому, что если поменять на ИЖС, то люди получат больше, – рассуждал г-н Жамишев. – Почему дачный домик не может в принципе, даже если его назвать жилым домом, по оценке стоить столько, сколько жилой дом? Потому, что нет инфраструктуры, нет централизованного водоснабжения, он не подключен к общей системе коммуникаций.
Выход, впрочем, министр предложил: зарегистрировать дачные строения, воспользовавшись предстоящей легализацией имущества. ‘Сейчас это будет сделать очень просто – после принятия закона о легализации. Закон о легализации гласит, что если появляется какой-либо объект недвижимости на землях, и это соответствует целевому назначению использования земель, то этот объект можно зарегистрировать. Можно зарегистрировать дачный домик, это тоже дом. Его можно зарегистрировать и в рамках действующего закона. В рамках легализации, я полагаю, это будет проще. И получить возмещение, как за земельный участок, так и за зарегистрированное дачное строение. Поэтому закон о легализации позволяет повысить стоимость того имущества, за которое будет выплачиваться компенсация. Если речь вести только о стоимости. Но только из-за стоимости называть дачные массивы землями населенных пунктов, строить там школы, больницы, поскольку это населенные пункты, это будет неоправданно’, – сказал г-н Жамишев.
У депутатов же иное видение проблемы. Владислав Косарев напомнил, что когда-то в Астану ‘нагоняли численность населения и записали туда всех, кто шагнул через вокзал’. ‘Всем дали возможность. А теперь, когда человек захотел учиться, работать, жить нормально, государство от него отвернулось. Разве можно так поступать с людьми? Это же не насекомые! Я думаю, что здесь ответственность госорганов перед теми, кого заманили пожеланиями быть прописанными в столице, должна существовать до того дня, пока существует этот человек’, – заявил депутат.
Азат Перуашев также не согласен с подходами правительства к решению вопроса о сносе. По его словам, только в Астане к фракции поступили обращения порядка 300 граждан – собственников участков в дачных массивах. Депутаты еще в январе делали соответствующий запрос в правительство. ‘Был ответ правительства на этот запрос, что да, проблема имеет место быть, но ее как-то надо решать. Как решать – никто не предложил’, – констатировал депутат.
‘Мы делаем сейчас парадоксальные вещи – прописку разрешили, люди начали в общежитиях, в которых они раньше жили, комнаты продавать, покупать участки, строить на них дома, прописываться, заводить детей. Есть случаи – когда гражданка Серикпаева имеет 4 несовершеннолетних детей, построила на дачном участке дом около 100 метров, сейчас ей назначили компенсацию 2 миллиона тенге. Это цена максимум одной комнаты в общежитии. С четырьмя детьми куда ей идти? Мы никакой альтернативы людям не предлагаем, мы своими руками выкидываем десятки людей с детьми, со стариками на улицу, делаем их бомжами и никакого решения не предлагаем. При этом, отвечая на вопрос депутатов относительно безхозных домов, министр говорит, что надо уважать право собственности. Почему в одном случае мы ссылаемся на право собственности, в другом случае мы это право собственности игнорируем? Очень интересная позиция… Это позиция страусиная, но проблема от этого не исчезнет’, – убежден г-н Перуашев.
Пока, впрочем, споры к итоговому решению не привели. Депутаты одобрили законопроект в первом чтении – концептуально, предстоит еще обсуждение документа во втором чтении – постатейно. Возможно, что мажилисмены вновь внесут в законопроект ряд предложений, направленных именно на решение проблемы со сносом дачных массивов. Однако, судя по озвученной министром позиции, правительство с предлагаемыми вариантами решения проблемы соглашаться не намерено.