Министр Божко считает себя «бизнесменом» – фракция «Ак жол» подвергла жёсткой критике закон «О гражданской защите»

» Пресс-релизы » Министр Божко считает себя «бизнесменом» – фракция «Ак жол» подвергла жёсткой критике закон «О гражданской защите»

19.06.2013, 00:00

 
 
А.Перуашев, выступление на пленарном заседании Мажилиса
при обсуждении законопроекта «О гражданской защите»
19 июня 2013года
 
Я просил бы коллег более критично относиться ко всему, что нам сейчас преподносят. Например, господин министр заявил, что МЧС производит 220-240 выездов по сигналам в день, а всего – более 15 тысяч в год.
Эти цифры вызвали одобрение и даже восторг.
Но если просто разделить 15000 на 365 дней в году, то получится никак не 240, а всего 40 выездов, что составляет менее 3 выездов на одну область. В каждой области, как известно, 10-15 городов и районов, так что получается в день 1 выезд на 3-5 районов, что не так уж и много.
Или другой момент – с трибуны министр Божко призывал партию «Ак жол», как партию предпринимателей, не критиковать, а напротив, поддержать дочернюю компанию МЧС – АО «Өрт сөндүріші», поскольку она, мол, является бизнесом. И даже говоря о работе этого АО дважды подчеркнул: «МЫ выиграли тендеры», «МЫ получили эти объекты среди остальных 700 участников»… Получается, Владимир Карпович уже идентифицирует себя с непосредственным руководством АО. Он кто тогда  вообще: министр или бизнесмен?
«Ак жол», конечно, поддерживает предпринимателей, но только частных и честных. А здесь мы имеем дело, когда чиновники лезут в бизнес и вытесняют оттуда частных предпринимателей. 
 
Поэтому к словам министра нужно относиться весьма критично. И поэтому я не могу разделить радости и восторга по поводу обсуждаемого законопроекта.
 
По этому законопроекту уже сегодня поступило  более 1500 поправок. В содержании документа нами обнаружены целые провалы, когда отсутствуют разделы и главы, без которых этот закон не имеет смысла.
 
Так, когда законопроект поступил в Мажилис, разработчики выделяли отдельными разделами две основные функции:
– предупреждение чрезвычайных ситуаций (Раздел 2),
– и ликвидацию последствий ЧС (Раздел 3).
 
Фракция «Ак жол» сразу выступила с критикой, что МЧС собирается заниматься не ликвидацией самих чрезвычайных ситуаций, а только их последствий. После этого в название 3-го раздела разработчики срочно дописали слова о ликвидации ЧС, но содержание раздела от этого не изменилось. В результате, в одну кучу свалили и ликвидацию самих ЧС, и ликвидацию их последствий.
Между тем, предупреждение ЧС, ликвидация ЧС и ликвидация последствий ЧС – это разные задачи, которым свойственны разные формы взаимодействия, разные центры принятия решений, разная материально-техническая база.
 
Но теперь, на наши требования выделить ликвидацию ЧС и ликвидацию их последствий в отдельные разделы, министерство и руководитель рабочей группы А.Пепенин заявляют, что этого не нужно, потому что вопрос, якобы, проработан, и вообще – ликвидацией последствий занимаются не МЧС, а местные органы.
Получается странная вещь: сначала МЧС хочет заниматься только последствиями ситуацией. Потом вдруг начинает утверждать, что это не предмет данного закона. Но зачем-то ведь вы вносили именно такой раздел?
Кроме того, мы рассматриваем не закон об МЧС, а закон о гражданской защите, и даже если за какую-то его часть отвечают другие госорганы – это должно быть зафиксировано. Потому что простым людям важно, чтобы государство не бросало их в беде, а кто именно это будет – акимат или МЧС – разбирайтесь сами. Как раз для этого такой раздел (о порядке ликвидации последствий ЧС) в законе и нужен.
Но представители МЧС отказываются его разрабатывать и говорят депутатам: вам надо – вы и пишите. Хорошо, напишем.
 
Но точно так же надо писать новый раздел о гражданской обороне. Сегодня это лишь глава в Разделе 2 «Предупреждение ЧС», но ведь гражданская оборона – это вид гражданской защиты в условиях боевых действий. Она имеет особенности не только в предупреждении, но и в ликвидации ЧС, ликвидации их последствий, в общих положениях.
Туда же должна войти глава о силах гражданской обороны, которая почему-то попала в Раздел 3. А что, разве в обеспечении гражданской обороны силы гражданской обороны не участвуют?
 
Обязательно нужен в законе специальный раздел, определяющий отнесение объектов к категориям рисков, поскольку это ограничивает права граждан, регламентирует условия жизнедеятельности и особые режимы проживания на прилегающих территориях. Согласно Конституции РК и Постановлению Правительства от 24.08.2011, такие нормы могут быть установлены лишь на уровне закона. Никакими другими решениями этого делать нельзя.
 
Нужна новая глава о системе оповещения, с учётом негативного опыта алматинских землетрясений. Сейчас министр, отвечая на вопрос депутата Казбековой заявил, что за оповещение «отвечают все». Нас такой ответ не устраивает, потому что слова «отвечают все» означают, что не отвечает никто конкретно. Хотя в самой системе оповещения задействованы разные структуры и разные уровни.
И то, что одна небольшая статья 5 «Система оповещения» размещена в Разделе 1 «Общие положения», говорит о недооценке значения своевременного оповещения населения и непроработанности этого вопроса. По смыслу и значению, системе оповещения нужно отвести отдельную главу в Разделе 2 «Предупреждение чрезвычайных ситуаций». А значит, эту главу ещё нужно разработать.
 
В то же время, в законопроекте масса весьма спорных моментов. Всего пара примеров: руководство МЧС убеждает нас, как важна для бизнеса их так называемая «независимая система оценки пожарных рисков». Предприятия чуть ли не сами просят прислать к ним проверяющих инспекторов, и дело, мол, в требованиях страховых организаций.
Однако у меня на руках официальные ответы Ассоциации финансистов и страховых компаний, что им эта система не нужна, они самостоятельно оценивают данные риски при участии страховщика. Более того, введение обязательных требований ими рассматривается как излишнее давление на бизнес.
  Владимир Карпович сейчас также описал нам, с какой радостью бизнес создаёт собственные противопожарные службы и приводит пример Павлодарского нефтеперерабатывающего завода. Но дело в том, что ПНПЗ – предприятие квази-государственного сектора, и эту службу его руководство создало и содержит не из собственного кармана. А частные предприниматели по поводу таких требований особого восторга не испытывают, для них это тяжёлый груз, поверьте мне. Поэтому о них министр промолчал. Во всем мире, если предприятия берут на себя часть государственных затрат, таких как затраты на собственную защиту от пожаров, то эти расходы идут на вычет при налогообложении. Потому что налогами они и оплачивают такую защиту. А раз нет защиты – то эти затраты не могут включаться в налоги.

 По всему тексту проекта прослеживается старание МЧС оставить за собой ресурсы и проверки, но переложить ответственность на местные органы. Для этого даже записали в законе, что непосредственная организация работ возлагается на Комиссии по ЧС при акимах. И все радуются: как хорошо!

 А между тем, ничего хорошего: комиссии по ЧС – это всего лишь консультативно-совещательные органы. Никакими ресурсами и управленческими полномочиями они не располагают, читайте глоссарий этого же законопроекта! Они могут лишь советовать, тогда как нужно спасать людей. А МЧС за это уже не отвечает.

 Всё это – самые явные пробелы закона. Помимо очевидных нестыковок, в его структуре отсутствуют 2 раздела и 3 главы, без которых закон просто не заработает, и которые нужно писать с нуля. А это – до 30% всего содержания документа.

 Прошу заметить: речь идёт не о формальностях, а о жизни и безопасности наших граждан, включая детей и стариков.

 Поэтому фракция партии «Акжол» требует учесть нашу позицию в ходе второго чтения. Если этого не будет сделано, мы будем настаивать на возврате законопроекта в Правительство.

 Спасибо за внимание.