В политике и без меня хватает шоуменов

» Без категории » В политике и без меня хватает шоуменов

30.09.2011, 10:16

В принципе, наш герой в политике человек достаточно известный. Од- нако его неожиданная трансформация в руководителя «Ак жол» в некотором роде подогрела интерес к нему. Как он оказался на новом месте, каково его ви- дение происходящих в стране процессов, насколько далеко простираются его политические амбиции – обо всем этом мы беседуем с новоявленным лидером многострадальной партии.

Об ответственности – политической и человеческой

– Недавняя встреча с вами в дискуссионном клубе «Айт-парк» стала самой обсуждаемой темой на прошлой неделе. Не останавливаясь на поло- жительных или отрицательных сторонах, хотелось бы затронуть некоторые спорные моменты этого выступления. В частности, завсегдатаям клуба сра- зу бросилось в глаза, что вы прибыли на заседание клуба с довольно много- численной группой поддержки. Зачем она вам понадобилось? Для «домаш- них заготовок»?

– Всё достаточно просто: на заседание «Айт-парка» мы пришли прямо с оче- редного заседания общественного комитета по подготовке к 25-летию декабрьского восстания, в работе которого принимают участие и «желтоксановцы», и воины-аф- ганцы, и представители других объединений. По окончании заседания я сообщил коллегам о предстоящей встрече в клубе, и некоторые из них решили посетить

«Айт-парк», возможно, чтобы лучше узнать о моих взглядах. Ничего плохого в этом я не вижу, мест в зале хватило на всех, и свои вопросы задали все желающие.

Относительно «домашних заготовок» – да, мы с сотрудниками пресс-службы обсуждали возможные вопросы и ответы, но это нормальный процесс  подготовки   к любому публичному выступлению, ведь и вы, журналисты, предварительно про- рабатываете темы, и модератор клуба выстраивает определенную тактику ведения дискуссии.

Так что никакой крамолы тут нет, есть лишь рабочий процесс, и было бы стран- но выходить на публику неподготовленным.

– Может, и так, но некоторые ваши ответы присутствовавшие расценили именно как уход от конкретики, а не как подготовленную позицию. Например, то, как вы мотивируете своё нежелание съездить в Мангыстау, тогда как лидеры практически всех других партий побывали там и встретились с участниками забастовки.

– Этот вопрос я и не прорабатывал к встрече в «Айт-парке», поскольку считаю его скорее инерционным. Кроме того, такая поездка была бы малоэффективной с практической точки зрения. Ну, вот поехали в Мангыстау пара-тройка партийных ру- ководителей, пофотографировались с рабочими, дали несколько интервью, сделали пару заявлений. Скажите конкретно, что от этого изменилось? Смогли они как-то ре- шить или хотя бы повлиять на ситуацию? Нет. Ситуация развивается своим путём, абсолютно независимо от их поездок и заявлений.

Стать одним из таких визитёров, «засветиться» на фоне громких событий и никак не участвовать в разрешении вопроса – увольте, но это не моё. В политике и без меня шоуменов хватает. Я буду включаться там, где есть возможность сделать что-то реальное. И в Мангыстау конечно поеду, но по своему графику и без оркестра.

– Но вы же политик, вы должны быть в гуще событий…

– Политику не стоит забывать, что сначала он должен быть просто человеком. Мы, сидя в Алматы или Астане, рассуждаем о забастовке нефтяников как о неком от- влечённом событии, и забываем, что остаться без работы сегодня – это трагедия, и не только в Казахстане, но и в той же Европе, где безработица порой доходит до 20%. Взрослые люди сознательно пошли на протестные меры, сознательно рискну-

ли благосостоянием семей и своими рабочими местами. При том, что на их зарплату готовы работать тысячи людей со всех концов страны. И нашлись политики (коих мне ставят в пример), которые начали подливать масла в огонь, поощрять нереальные тре- бования и завышенные ожидания. В результате была утеряна база для компромисса, и конфликт пошёл по более жёсткому сценарию, не зависящему от наших политических партий или их оценок. Кстати, и местное руководство партии «Ак жол» также участвова- ло в судьбе бастующих, но с таким же «нулевым» успехом, как и все другие.

Сегодня спор в основном завершён. Принятые решения небезупречны: из трёх сторон спора крайней осталась одна сторона. Не думаю, что это хорошо, но даже такое решение лучше, чем бессмысленное противостояние. Да, как правило, людей на такие шаги толкает несправедливость, но добраться до первопричин конфликта можно, только сняв напряжение, а не наращивая его.

И ещё более острый вопрос: те зачинщики, которые отрицали всякую возмож- ность для компромиссов, сегодня остались один на один со своей бедой. Кто будет кормить их семьи, одевать их детей? Те, кто подначивал их на противостояние? Кто фотографировался с ними, похлопывал по плечу и говорил, что всё правильно? Те, кто теперь отнекивается, что финансировал эти действия «из своего кармана»? Давайте не забывать, что помимо политики есть и чисто человеческая ответственность.

Об оппозиции – цивилизованной и не очень

– Хорошо, если так, давайте поговорим о чисто человеческой ответствен- ности. Насколько ответственно, что вы то подписываете нашумевшее письмо о статусе казахского языка, то заявляете, что не подписывали его, а то и вовсе отказываетесь обсуждать этот вопрос?

– В том-то  и  дело,  что  вместо  обсуждения  проблемы  явно  прослеживает- ся стремление обсуждать подписантов этого письма. А это – «перевод стрелки» с действительно актуальной темы на тему личных симпатий-антипатий. Пол-страны перемалывает семейный состав прославленной певицы, которая для своего народа сделала больше, чем все её хулители. Другая половина обсуждает бизнес второго артиста и т.д.

Всё это не имеет никакого отношения к реальной проблеме. А проблема в том, что наш государственный язык вторичен в собственном государстве. Как показывает дискуссия, некоторые даже не рассматривают современный Казахстан как историче- ского преемника казахского народа. Откуда взяться уважению к его языку? Назовите мне хотя бы одного министра, который бы говорил только на казахском языке и не знал русского? Нет таких. Зато любой вам назовет министров, говорящих на русском и не владеющих государственным языком. Диспропорция очевидная.

Я за то, чтобы наши граждане говорили и на казахском, и на русском. Русско- му языку в Казахстане ничто не угрожает, я утверждаю это как русскоязычный ка- зах. Но как сын своих родителей и своего народа, я уверен, что нужно продвигать государственный язык: через современные методики, увлеченных педагогов, востре- бованность в экономике, материальные и социальные стимулы – всё то, чего у нас пока явно недостаточно. За годы независимости родилось, окончило школы и вузы, влилось в полноценную жизнь целое поколение казахстанцев, для которых независи- мость является само собой разумеющимся фактом. Однако в этом факте почему-то не находится полноценного места государственному языку. Поэтому я считаю, что тема поднята правильно и своевременно. Помимо прочего, этот подход был заложен в Концепции национальной политики партии, утвержденной два года назад, а значит, мой приход в «Ак жол» действительно был не случайным.

– Вы озвучили термин «цивилизованная оппозиция». Не могли бы вы объяснить, что имеется в виду? И раз уж так, то в чем проявилась нецивилизо- ванность старой оппозиции?

– По-хорошему, конечно, можно было бы уйти от всех этих вторичных опреде- лений. Нормальная политическая шкала выстраивается не по остроте отношений с властью, здесь как раз всё понятно: если партия не правящая, она априори является оппозиционной. В традиционных партийных системах применяется иная градация

  • в зависимости от идеологической направленности: например, левые или правые, консерваторы или либералы… Но в нашей практике спор идёт не за ценности, а за мнимое первенство: кто больше не любит своё государство. Это контрпродуктивный подход, потому что в погоне за оппозиционным «флёром» некоторые доходят до от- рицания базовых ценностей. Так, в период вооруженных событий на Балканах я чи- тал в прессе, как один наш бывший соотечественник обращался к Западу с призывом бомбить Казахстан ради его прихода к власти. Вас это устраивает? Меня – нет.

Цивилизованная оппозиция, в моём понимании, имеет собственное видение проблем и способна предлагать альтернативные пути их решения, отличные от ре- шений власти, но уважает реальные достижения государства и подчиняет собствен- ные интересы ценностям своего народа.

Мне довелось два раза быть наблюдателем на президентских выборах в США. Однажды, после весьма спорного и обидного поражения демократа А.Гора республи- канцу Д.Бушу, на поствыборной передаче телеведущий (видимо, сторонник А.Гора) позволил себе неуважительно отозваться о его сопернике: что-то вроде «этот Джордж Буш». На что А.Гор резко поправил: «Его Превосходительство, мистер Президент Со- единенных Штатов Америки Джордж Буш».

Конечно, такое отношение должно быть взаимным, и со стороны государства оппозиция также вправе рассчитывать на цивилизованное отношение к себе. Это как раз тот вопрос, над которым стоит работать.

Относительно «старой оппозиции» не соглашусь с вашим утверждением, что она была «нецивилизованная». Были разные люди, разные этапы и разные формы поведения, включая цивилизованные; была даже, я бы сказал, «интеллигентствую- щая» оппозиция.

О «бунте на корабле» и аналогии с «Правым делом»

– Председатель Северо-Казахстанского филиала партии «Ак жол» П.Афанасьев назвал «ложью и провокацией» сведения о своем отстранении от

должности, которые озвучили вы и ваш заместитель Б. Нурмухамедов на той же встрече в «Айт-парке». Как вы можете охарактеризовать происходящее? Это бунт на корабле или нечто гораздо худшее?

– Как мне доложил руководитель центрального аппарата А.Султанов, г-н Афа- насьев был избран председателем филиала в 2007-м. После этого отчётно-выбор- ные конференции в области не проводились, это письменно подтвердил и сам г-н Афанасьев в отчёте на моё имя от 12 июля т.г. Между тем, согласно Уставу партии, полномочия председателя действительны в течение года. Они не могут быть прод- лены без решения областной конференции. То есть, начиная с 2008-го, полномочия бывшего председателя филиала П.Афанасьева являются недействительными. По объяснению с места, причины, по которой конференции не проводились, достаточно банальны – ряд членов филиала в 2008-м выступил против продления полномочий г-на Афанасьева, а он, в свою очередь, завладев печатью и документами органи- зации, все эти годы отказывался от проведения конференций. Кроме того, в своем письме от 12 июля г-н Афанасьев сообщил, что ещё несколько лет назад уничтожил ряд документов филиала и списки его членов. Так что это история, как говорится,

«с бородой».

В любом случае филиал не является самостоятельным юридическим лицом, он учреждается и подотчётен центральному руководству партии. В ближайшее время мы определимся по данному вопросу, а при необходимости восстановим в установ- ленном законом порядке печать и регистрационные документы филиала.

Не думаю, что это «бунт на корабле» – скорее, здесь застарелый конфликт личных амбиций, поставленных выше общих интересов коллег. Правда стараниями некоторых эта ситуация обрела большую известность, причём однобокую. Заметьте: словами самозваного председателя вторую неделю пестрит Интернет, а коммента- рии официального руководства партии по этому вопросу опубликовало лишь одно издание. Возможно, кому-то нужна дискредитации партии, и г-н Афанасьев в этом старательно помогает. Ни один партийный руководитель не пошёл бы на такие шаги, если бы был уверен в своём статусе или просто заинтересован в своей партии.

– Уместна ли по этому поводу аналогия с ситуацией в российской партии

«Правое дело»? Не повторите ли вы судьбу вашего коллеги бизнесмена Миха- ила Прохорова?

– Для аналогии слишком много принципиальных различий, но достаточно будет и трёх.

Первое: как известно, камнем преткновения для «Правого дела» послужила по- пытка лидера навязать спорную кандидатуру в партийный список. В нашем же случае я никого не навязываю Северо-Казахстанскому филиалу на должность председате- ля, более того, сама нелегитимность П.Афанасьева на данной позиции «всплыла» лишь в ходе его попыток оспорить полномочия председателя партии. Естественно, теперь впервые за пять лет состоится конференция по выборам председателя фи- лиала, но г-н П.Афанасьев по-прежнему вправе претендовать на этот пост наряду с коллегами, если к тому времени его не исключат из ДПК. Кстати, одну такую попытку я остановил на заседании президиума, так как считаю, что в партии может и должна вестись открытая дискуссия.

Второе. Всего пару месяцев назад казахстанские наблюдатели восторгались суммами вливаний в «Правое дело» и сетовали, что денежный поток не захлестнул партию «Ак жол». И совершенно правильно сетовали, поскольку ни я, ни мои коллеги партию «Ак жол» не покупали и не собирались заваливать ее деньгами. Таких ожида-

ний в партии не было, поэтому нет и оскобленных чувств, а есть настрой на реальную практическую работу. Правда, периодически кто-нибудь пытается «оскорбиться» за нас, но как ни странно, это те самые люди, которых никогда особо не интересовали ни наша партия, ни наши дела.

И третье: Михаил Прохоров, направляясь в руководство «Правым делом», ис- требовал себе особые полномочия по переформированию, практически с нуля, ру- ководящих органов партии. В то же время я был избран на съезде партии «Ак жол» наряду с обоими прежними заместителями председателя партии, прежние члены в основной массе составляют президиум партии и центральный совет, прежние руково- дители возглавляют ревизионную комиссию и центральный аппарат партии.

Иными словами, руководство «Ак жола» сохраняет преемственность кадров и проводимой политики, и тем самым «застраховано» от резких поворотов и иных не- ожиданностей.

– Каков годовой бюджет партии сегодня и как он формируется?

– Один из первых вопросов, который был поставлен мной перед членами ру- ководства и, прежде всего, филиалами – это правильное бюджетирование, плани- рование и отчётность в партии. Мы не будем тупо финансировать партийный аппа- рат в целях его самовоспроизводства, поскольку это прямой путь к бюрократизации. Финансировать нужно мероприятия по достижению конкретных задач. В настоящее время завершается формирование плана мероприятий на республиканском уровне, идёт согласование аналогичных планов на уровне регионов. Кроме того, прорабаты- ваются подходы к предвыборной кампании. Исходя из этих планов, и будет свёрстан годовой бюджет партии.

Об имидже и популизме

– Были ли, помимо Вас, претенденты на пост председателя? Кто они?

– Действительно, Людмила Жуланова уже после съезда говорила о том, что, по- мимо меня, велись переговоры и с другими претендентами. Для меня это была новая информация, хотя и не столь неожиданная: вполне нормально, что у партии, имею- щий стабильный рейтинг на уровне 20%, в преддверии выборов акции поднимаются. Кто были эти люди – мне неизвестно, а выяснять я посчитал неэтичным, тем более что выбор уже был сделан в мою пользу.

– Были ли со стороны Байменова попытки увести с собой людей?

– Увести куда? Если на госслужбу – мне о таких фактах неизвестно. Более того, ещё до съезда, когда была достигнута наша договоренность, он подробно охаракте- ризовал мне весь состав руководства партии. Недостойных людей, либо таких, кого бы он хотел, как вы говорите, «увести с собой» он, по крайней мере, не называл.

– Вы проговорились, что в течение полугода обсуждали с Алиханом Муха- медьевичем судьбу «Ак жола». Но разве партия – это ТОО или АО, чтобы этот вопрос обсуждался всего лишь двумя людьми?

– Мы обсуждали не судьбу «Ак жола», а варианты моего перехода в «Ак жол». Это не одно и то же, согласитесь. Политика – искусство возможного. Задумываться  о выходе из «Нур-Отана» как способе составить альтернативу решениям госорга- нов я начал несколько раньше. Реальные очертания такой шаг стал обретать год назад, и тогда я рассматривал несколько вариантов. В конце прошлого года нача-

лись мои встречи с А.Байменовым, после  определения  принципиальных моментов  к обсуждению вопроса был подключен определённый круг наших коллег. Но само решение принималось коллегиальными органами партии на заседаниях Президиу- ма и Центрального совета, а также на последовавшем съезде партии. Поэтому если ваш упрёк и справедлив, то лишь в отношении начальной стадии; но и то, что она не афишировалась, – вполне естественно, поскольку прежде чем выносить вопрос на обсуждение, надо его элементарно подготовить. В любом случае эти договорённости носили предварительный характер и ничего не стоили без решения съезда. А сам съезд, как известно, проходил в открытом и публичном режиме.

– Кого из наших известных соотечественников, независимо от их местона- хождения, Вы хотели бы видеть в своей партии в плане усиления ее имиджа?

– Знаете, это как раз тот случай, когда можно сказать: имидж – ничто, жажда

  • всё. Я хочу видеть в партии «Ак жол» умных, порядочных и ответственных людей. Известность, к сожалению, сама по себе не гарантирует этих качеств. Но работая с

«Ак жолом», такая команда сможет завоевать и имидж, и имя.

– Наблюдатели высказываются в том смысле, что ваше столь очевид- ное увлечение идеями Алаш-Орды и заигрывание с «желтоксановцами» очень сильно отдает душком популизма. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Ваши вопросы, как вы выразились, тоже сильно «отдают душком» пред- взятости: если я говорю вещи непопулярные для вас (вроде поездки на Мангыстау или роли казахского языка) – вы заявляете, что я «не считаюсь с людьми»; если затрагиваю важные темы (Алаш и Желтоксан) – то теперь я, оказывается, напро- тив – «популист».

Мы так далеко зайдём, если будем всё время искать обоснования своим лич- ным пристрастиям. Зачем? Скажите просто: ну не нравишься ты мне, и ладно. И я то же самое отвечу. Я же не пряник, всем нравиться не могу, да и не хочу. Если вернуть- ся к теме – что такое популизм? Это стремление получить известность за чужой счёт (чужого труда, славы и т.д.), не обременяя себя реальными делами.

Давайте рассмотрим ситуацию с «желтоксановцами». Мои переживания и чув- ства в отношении этих людей вас, конечно, не интересуют. Перейдём к прозе дня, то есть фактам. Действительно, по инициативе партии «Ак жол» создан Общественный комитет по подготовке к 25-летию декабрьского восстания казахской молодёжи. Но на первом же заседании, по моему предложению, данный комитет получил статус вне-партийного. То-есть, партия «Ак жол» входит в него лишь как одна из других 16 организаций-участников.

Далее. Председателем комитета избран известный писатель Смагул Елубай, не имеющий никакого отношения к партии «Ак жол». То есть, на «лавры» от этого на- чинания мы не претендуем, мы стремимся лишь воздать должное нашим современ- никам-участникам Желтоксана.

Следующий момент: мы не хотим превращать данный комитет в очередную говорильню, а постараемся сделать его работу конкретной. В частности, сейчас ве- дутся переговоры по установке во всех городах страны билбордов в честь 25-лет- ней годовщины Желтоксана. Расходы на их изготовление и размещение покроет партия «Ак жол».

Кроме того, мы обратились к компаниям пассажирских перевозок ввести бес- платный проезд в городских автобусах для «желтоксановцев», пострадавших от политических преследований в 1986 году, это несколько тысяч человек. Я лично провожу соответствующие переговоры, и, к нашей радости, уже несколько частных автопарков из трёх городов дали предварительное согласие за свой счёт обеспечить

«желтоксановцев» бесплатными проездными билетами.

О партии «Алаш». Сейчас мы завершаем подготовку и финансирование изда- ния сборника архивных документов этой партии, работу над которым мы с друзьями начали задолго до моего прихода в ДПК «Ак жол».

Готовятся и другие подобные шаги, о конкретных результатах которых мы бу- дем сообщать в текущем режиме. Скажите, это – популизм? Если да, то я согласен быть таким популистом.

Вопросы задавал Кенже ТАТИЛЯ