Вектор перемен – “time.kz”

» Без категории » Вектор перемен - "time.kz"

12.09.2020, 09:45

Второе Послание президента К.Токаева оказалось разноплановым – под стать нынешним обстоятельствам, особенно памятуя, сколько просчётов госуправления выявила пандемия COVID-19, и насколько выросли в обществе ожидания перемен. В этом смысле, оправдался прогноз Данияра Ашимбаева о «внутренних ограничителях» системы.

Вектор перемен

Так, в большинстве случаев президент достаточно жёстко ставит проблему и поручает глубже изучить ситуацию профильным структурам. В другие моменты мы видим шаги, которые уже предполагают логику дальнейших действий, но оставляют некий «простор для манёвра». Также есть примеры, где К.Токаев берёт на себя всю ответственность и принимает волевые решения.

С моей точки зрения, именно там можно ожидать практический результат. А вот поручения изучить, подумать – скорее носят «тестовый» характер, который не исключает сопротивления и даже отката назад.

Не случайно наибольшей конкретикой отличаются инициативы, касающиеся социальной тематики. Сопротивление бюрократии переменам в этой сфере перекрывается возмущением общества провалами в медицине, скандалами с начислением пособий, фиаско дистанционных занятий и т.д. Поэтому Касым-Жомарт Токаев здесь прямо требует исполнения своих поручений. Но и при этом власть вынуждена считаться с подводными течениями: «Работа идет трудно из-за сопротивления влиятельных лиц в образовательном бизнесе». Нужно понимать, что с учётом выделяемых гигантских сумм в эти отрасли, интересы «влиятельных лиц» и коррупциогенность будут только усиливаться.

Тем не менее, решения в социальной сфере отличаются прямотой и конкретикой: названы количество вкладчиков ЕНПФ, которые уже в следующем году смогут использовать накопления на жильё и лечение; указаны параметры улучшения жилищных программ, повышения зарплат педагогов и врачей, выделения научных грантов, строительства инфекционных больниц и ФАПов.

Проявленная Касым-Жомартом Кемелулы твёрдость в этих вопросах – результат того, что ситуация в социальной сфере оценивается им в одном ключе со всем обществом, хотя у использования средств ЕНПФ и пересмотра жилищной политики также были весьма серьёзные оппоненты, о чём, в частности, сообщал бывший советник главы государства Олжас Худайбергенов.

Несколько иная, как мне представляется, ситуация с экономическими инициативами. В ряде случаев глава государства проявил себя здесь инициатором серьёзных реформ; в других моментах, дав нелицеприятную оценку сложившейся ситуации, поручил разобраться соответствующим ведомствам.

Так, решение о создании агентства по развитию и защите конкуренции – безусловно реформа. Тысячи предпринимателей на своём опыте подтвердят слова о том, что «Многие ниши забетонированы нерыночными методами…Главной составляющей коммерческого успеха зачастую является административный ресурс».

Обеспечение честной конкуренции – это вопрос, касающийся базовых принципов рыночной экономики. Катастрофической ситуации в данной сфере был посвящён запрос фракции «Ак жол» 4 декабря 2019 г., где мы даже назвали сложившуюся систему уже не рыночной, а государственно-монополистической, и просили правительство защитить конкурентные начала.

Правительство ответило в стиле «всё под контролем», пришлось втянуться в споры вплоть до июня т.г. Теперь выясняется, что мнение Президента ближе к депутатам, чем к исполнительной власти. И создание независимого от правительства агентства – шаг к возврату рыночных начал.

Стратегическое значение имеет поручение перестроить подходы к территориальному развитию «с учетом конкурентных преимуществ разных регионов». В выступлениях демпартии «Ак жол» мы неоднократно отмечали отставание предпринимательства в добывающих областях от республиканского уровня в 2-2,5 раза. При этом сырьевыми гигантами ежегодно импортируется продукции на сумму более 8 трлн. тенге, хотя многое из этого может производиться в Казахстане.

В развитых странах недропользователи, помимо уплаты налогов, обязываются растить местные руководящие кадры, создавать совместные сервисные компании с местным бизнесом, налаживать переработку добываемого сырья, и т.д. И в наших добывающих регионах МСБ также должен опережать средние показатели по стране – ведь чем больше денег поступает сырьевым гигантам – тем больше их должно оставаться в оплату местным партнерам. А если этого не происходит – значит вся прибыль выводится из страны. Какой смысл в таких инвестициях, если у нации забирают ресурсы, не отдавая взамен ни заказов, ни знаний, ни технологий?

Это говорит о недостаточной работе местной власти. Первые годы независимости, благодаря деловым качествам первого президента Казахстан активно продвигал свои ресурсы, шел навстречу инвесторам, что дало мощный импульс развитию страны. Но с тех пор родилось и выросло новое поколение казахстанцев, наша страна стала другой, экономика ставит новые задачи. И хотя этот раздел Послания не содержал поручений конкретным госорганам, их следует отнести ко всем местным акимам и их работе с инвесторами и государственными институтами развития.

Другой пример, жизненно важный для загибающегося МСБ. С самого введения ЧП в марте т.г., депутаты демпартии «Ак жол» направили десяток обращений правительству, нацбанку и агентству по финансовому рынку (АРРФР) о половинчатости решений по кредитам, недоступности рефинансирования по новым ставкам, требовали проработать с БВУ дополнительные меры.

Все бесполезно. Доходило до того, что на поручение К.Токаева о признании ЧП форс-мажором, АРРФР, сославшись на законодательство, фактически высказалось о неприменимости форс-мажора к банковским кредитам. На наши требования пересмотреть эти нормы, когда речь идёт о массовом разорении предприятий – приходили отписки, которые показали свою неработоспособность в условиях полугодового запрета на работу.

13 августа т.г. демпартия «Ак жол» была вынуждена направить правительству очередное обращение, с требованием введения кредитных каникул и рефинансирования всех прежних кредитов по пониженным ставкам. Поэтому решение главы государства «обеспечить госсубсидирование процентных ставок до 6% годовых по всем действующим кредитам МСБ в пострадавших секторах экономики» – это огромная, неоценимая помощь бизнесу.

Но нужно особо отметить, что при этом Нацбанк и АРРФР так и не позволили изменить те нормы, которые лишали тысячи предпринимателей необходимой поддержки на предыдущем этапе. Потому что эти нормы защищают интересы банков. И государство было вынуждено взять на себя вытекающие затраты.

Касым-Жомарт Кемелулы безусловно видит этот перекос, отмечая, что «Банки не торопятся кредитовать реальную экономику, поскольку имеют хорошую возможность зарабатывать на валютном рынке и инструментах Нацбанка». Но в отношении последствий формулировка Послания более обтекаемая: «Принять меры по переориентации данной ликвидности».

Тем не менее, решение президента реально спасает МСБ, который на сегодня единственный представляет средний класс. Уменьшение этого слоя (которое фактически уже произошло) критически усиливает социальный разрыв между богатыми и бедными. Принятым решением, президент сокращает угрозу социального раскола в обществе.

Похожая, «вариативная» позиция в Послании наблюдается и по такой инициативе президента, как введение дифференцированных ставок налогов.

В апреле, в рамках ЧП, президент К.Токаев принял волевое решение о введении пониженной ставки НДС на ряд социально-значимых товаров, хотя действующий Налоговый кодекс не предусматривает подобных ставок. Дифференцированные ставки НДС широко применяются странами ОЭСР и Евросоюза для поддержки приоритетных секторов, прежде всего – социальной продукции, вроде продуктов питания, одежды, детских товаров, жилищного строительства, услуг населению. Это важный инструмент экономической политики, позволяющий налогам играть стимулирующую роль.

Демпартия «Ак жол», с первых дней в парламенте вносит предложения о внедрении данного механизма в отечественной практике, нами направлены более двадцати запросов и предложений в законы. Но правительство упорно блокирует такие предложения, ссылаясь на трудности для налоговых служб.

Между тем, снизив своим решением ставки НДС на ряд социальных товаров с 12 до 8%, К.Токаев совершил небольшую, но важную революцию в налоговой политике. Да, она выходит за рамки действующего налогового кодекса и оказалась возможной лишь благодаря режиму чрезвычайного положения. Но тем более важно закрепить этот подход в законе, что мы и попытались сделать уже 15 апреля 2020 г. внеся очередной запрос правительству. Однако ответ остался прежним: «Применение пониженной ставки НДС приведет к усложнению налогового учета….Предлагается использовать менее обременительные механизмы». То, что налоги должны быть удобными для бизнеса, а не для чиновников – хорошо понимают в Европе, но никак не получается доказать у нас.

На этом фоне поручение Послания «подумать о введении дифференцированных ставок» подталкивает консервативный госаппарат искать решение проблемы, хотя и оставляет некоторый «люфт» для вариантов.

В целом, Послание содержит массу правильных оценок ситуации, которые разделит любой здравомыслящий человек; большой перечень нужных поручений. Например, поручение провести ревизию Налогового кодекса для упрощения налогов – затрагивает более чем актуальные вопросы. Но будучи поручены тому же госаппарату, будущее этих инициатив выглядит довольно туманно.

По тому же налоговому кодексу есть информация, что правительство готовит тотальное увеличение ставок НДС и КПН. Как это согласуется с требованием президента дифференцировать, упростить и облегчить нагрузку на бизнес, просто чтобы дать ему выжить? А никак.

Поэтому я испытываю определённые надежды к тем решениям, где глава государства берёт инициативу в свои руки. А поручения, проработка которых поручается ведомствам, в условиях доминирования бюрократии вызывают сомнения, пока мы не увидим их предложений.

Наконец, политические месседжи Послания. На мой взгляд, это самая перспективная, и одновременно – самая уязвимая часть документа. Именно здесь многие ожидали услышать ответы на свои вопросы, и такие ожидания вполне объяснимы. Ведь те провалы, с которыми общество столкнулось в социальной сфере и за которые рассчитывалось не только последними деньгами, но уже и жизнью – эти провалы имеют ту же природу, что и удушение конкуренции в экономике, непрозрачность и перекосы в политике. Монополизм, безнаказанность чиновников выступает тормозом общественного развития и снижает доверие к власти. В обществе сформировался запрос на демократизацию государства, его подотчётность перед своими гражданами через усиление парламентских институтов, замену монопольной вертикали системой сдержек и противовесов.

Послание показывает, что у президента есть понимание этих запросов. Ряд инициатив К.Токаева – такие как требование «очистки» госаппарата от коррупционеров и ненадёжных «попутчиков» со вторыми паспортами – выглядят решительно и способны повысить доверие к власти, сократив утечку из страны новых миллиардов.

С учётом нашего опыта по противодействию офшорам, позволю себе дать предложение в уточнение темы: ловить нужно не просто тех, кто имеет счёта за границей, а тех, кто не может объяснить их происхождение. В международной практике с 2018 года вместо «широкозахватного» метода стало применяться законодательство о «богатстве необъяснимого происхождения» (Unexplained wealth order), позволяющее адресно выявлять коррупционеров, без излишней нагрузки на добросовестный бизнес.

Из других политических инициатив выделяются введение с 2021 года прямых выборов сельских акимов и усиление бюджетных возможностей местных маслихатов. Оба тезиса заслуживают безусловной поддержки, наверняка стали плодом серьёзных размышлений и гражданского выбора президента.

Более того, они создают задел на дальнейшее развитие этих тем.

Так, логичным продолжением введения выборности акимов, должны стать прямые выборы мэров городов, включая областные центры и республиканские Нур-Султан, Алматы и Шымкент. Это направление «по умолчанию» показывает настрой на поступательную либерализацию системы.

Что касается бюджетных полномочий маслихатов – президент К.Токаев подчеркнул, что их мнение по расходованию средств игнорируется, и предложил наделить маслихаты функцией сбора подписей и петиций по местным проблемам, которые «не находят своего решения десятилетиями».

Разделяя оценку ситуации, не уверен, что сбор петиций как-то улучшит сложившееся положение. К депутатам и сегодня поступают обращения с десятками и сотнями подписей отчаявшихся людей. В их обязанности и сегодня входит добиваться от исполнительной власти конкретных решений, поскольку маслихаты и есть представительская ветвь власти. Но на деле их полномочия, как и отметил президент, низведены до минимума. Тут и лежит корень проблемы.

Вынужден дополнить, что и в парламенте ни одна инициатива депутатов по расходам бюджета не пройдет без согласия правительства, хотя получает доверие избирателей именно парламент, а не министры. Не случайно президент назвал такое положение «политическим анахронизмом».

Поэтому решение вопроса не столько в сборе подписей, сколько в реальных функциях представительной ветви власти и реальном балансе полномочий с исполнительной властью через усиление принципов парламентаризма, внедрение институтов парламентской республики.

Относительно создания высшего совета по реформам и агентства по стратегическому планированию и реформам – это организационные решения, политическую отдачу которых ещё только предстоит увидеть. Хотя опыт НСОД показал, что президент быстро оценивает дельные идеи и доводит их до реализации.

В том же ряду знаковое, на мой взгляд, заявление Касым-Жомарта Токаева, об обязанности Главы государства «работать над развитием реальной многопартийности».

Коротко резюмируя впечатления от Послания, можно сказать, что содержательно этот документ сложнее своего текста. Он затронул множество животрепещущих вопросов, и хотя оставил самые острые из них за скобками, но обозначил выбранный вектор. И этот вектор заслуживает поддержки, поскольку многие другие темы, ожидавшиеся обществом (и в том числе нами), лежат на разной глубине, но, смею надеяться, – в том же направлении.

Однако решающее значение, конечно, будет иметь не что было сказано, а что будет сделано. А вот с этим стране действительно не обойтись без перемен.

Азат ПЕРУАШЕВ, депутат мажилиса, лидер парламентской фракции “Ак жол”