Досым Сатпаев: «Все торгуются как умеют. Один лишь Казахстан любит этот интеграционный проект безответной платонической любовью» /Forbes.kz/ – www.camonitor.com

» Публикации » Досым Сатпаев: «Все торгуются как умеют. Один лишь Казахстан любит этот интеграционный проект безответной платонической любовью» /Forbes.kz/ - www.camonitor.com

08.10.2014, 00:00

Искусство торга.
В последнее время президенты России и Белоруссии словно решили перещеголять друг друга в «знании истории». Не успели стихнуть страсти по поводу того, как Владимир Путин запутался в истории казахской государственности, как Александр Лукашенко в интервью Euronews вдруг гипотетически (и, наверное, в шутку) предположил: раз Москва отняла у Украины Крым – не отдать ли Казахстану и Монголии (как правопреемникам хана Батыя) территорию России?
На днях президенты Казахстана и Белоруссии по телефону обсудили, конечно, не эту тему, а дальнейшее развитие Евразийского экономического союза. В частности, речь шла об одновременной ратификации договора о ЕАЭС. Как всегда, спешку демонстрирует Россия, где этот договор не только прошел стремительное одобрение в Госдуме, но и закон о его ратификации уже подписан Путиным.
В Казахстане под традиционным давлением Акорды парламент также работает в ускоренном темпе (мажилис на днях ратифицировал), снова порождая вопросы о целесообразности такой гонки в новых условиях «войны санкций», которая уже вносит раскол между основателями будущего ЕАЭС.
Изначально из трех участников Таможенного союза именно Белоруссия была самым прагматичным (хотя и самым бедным) игроком. Пока Россия витала в эмпиреях нового геополитического проекта, каковым она рассматривала ТС, а Казахстан купался в лучах славы «главного интегратора» на постсоветском пространстве, Минск пытался выжать из Таможенного союза максимум пользы для себя, умело играя на конъюнктуре. Задолго до взаимных санкций Запада и России, еще в ходе подготовки договора о создании ЕАЭС, Лукашенко вдруг встал в позу, намекая на отсутствие экономических выгод для его страны. В октябре 2013 он заявил: «Мы перечисляем в бюджет России только за нефтепродукты, вывезенные на Запад, $4 млрд. А если бы они остались в стране? Я бы построил здесь Эмираты». В итоге России пришлось пойти на уступки и передать Белоруссии половину поступлений от экспортных пошлин на нефтепродукты, произведенные в республике из российской нефти, что должно принести белорусской экономике около $1,5 млрд. Также Москва предоставила Минску кредит в размере $2 млрд для поддержания золотовалютных резервов страны. Более того, Кремль согласился поставить в Белоруссию 23 млн тонн нефти в 2014, как того хотел Минск.
И вот история повторяется. В тот самый момент, когда Россия уже ратифицировала договор о создании ЕАЭС, а Казахстан к этому движется (несмотря на критику внутри страны), в Минске снова решили поиграть на факторе цейтнота и выторговать у Москвы дополнительное снижение пошлины от экспорта нефтепродуктов, которые Белоруссия перечисляет России. В этом случае Лукашенко хочет сэкономить еще $1-1,5 млрд. Как отмечают российские эксперты, он четко понимает, насколько для России возросло значение интеграции на постсоветском пространстве, особенно после санкций.
Кстати, такую тактику же общения с участниками ТС сейчас пытается применить Кыргызстан. В начале октября министр экономики КР Темир Сариев заявил, что страна вступит в Таможенный союз, только если Россия и Казахстан предоставят ей финансовую поддержку в $300 млн. Дескать, это необходимо для «адаптации экономики республики к новым условиям». При этом министр отметил, что в случаях экономической нецелесообразности и угрозы национальной безопасности Кыргызстан в будущем может выйти из состава ТС. Одним словом, все торгуются, как умеют. Только Казахстан любит этот интеграционный проект безответной платонической любовью.
Опасное соседство
В отличие от Астаны, Минск гораздо реалистичнее смотрит и на политические последствия конфликта на Украине для постсоветского пространства. Постоянные информационные войны между Белоруссией и Россией убедили Лукашенко в том, что Кремль – не слишком надежный союзник, чтобы чересчур полагаться на красивые лозунги о партнерстве, дружбе и братстве. Действительно, о каком «братстве» может идти речь, если не без отмашки из Кремля в 2010 на российских телеканалах демонстрировался документальный сериал «Крестный батька». И это – в то самое время, когда Белоруссия входила в Таможенный союз! А, как показывает практика, там, где начинаются информационные войны, недалеко и до реального конфликта. Тем более в том фильме был явный намек на то, что Лукашенко – не самый лучший руководитель для своей страны.
Поэтому неудивительно, что этой весной Белоруссия, в отличие от Казахстана, повела себя куда осторожнее по отношению к референдуму в Крыму. Его Минск воспринял как опасный прецедент внешнего вмешательства во внутренние дела Украины. Но более конкретен Лукашенко был в той части своего интервью Euronews, где выступил против создания Новороссии как самостоятельного государства. Здесь белорусский президент попытался убить двух зайцев. С одной стороны – подыграть Западу, который придерживается такой же точки зрения, и тем самым продолжать топить лёд в отношениях с ЕС и США после минской встречи. С другой – это был message в адрес России. На то, что президент Белоруссии опасается экспорта украинского сценария в свою страну, указывает и тот факт, что белорусский КГБ уже заявил: за участие в военном конфликте на Украине белорусские граждане могут быть привлечены к уголовной ответственности.
Белорусские креветки
Введение российского эмбарго на импорт из ЕС, США и их партнеров также привело к ухудшению взаимоотношений в ТС. Находясь в Минске, Путин публично обвинил Белоруссию в реэкспорте европейских товаров на российский рынок. Эта ситуация породила бесчисленные хохмы в Сети и реале о белорусских креветках и ананасах.
Казахстан тоже подозревают в реэкспорте товаров, запрещенных к ввозу в Россию. В этой связи лидер партии «Ак Жол» Азат Перуашев в недавнем интервью резонно заявил: «Мы находимся с Россией в Таможенном союзе, а с первого января – и в Евразийском экономическом союзе, и взаимные экономические санкции, конечно, будут на нас влиять… Меры, которые сейчас принимает Россия в части защиты своего внутреннего рынка, конечно, создают очевидные риски. Между нами не должно быть таможенных границ, мы в единой таможенной территории. Если российские службы вернут таможенный досмотр и процедуры для грузов, поступающих из Казахстана, тогда это большой вызов для самого существования Таможенного союза».
Выходит, что конфликт на Украине и война санкций отнюдь не повысили доверие внутри Таможенного союза, в первую очередь между Минском и Москвой. Что касается Астаны, то наши чиновники все еще демонстрируют оптимизм, заявляя, что ядром Евразийского экономического союза станут Россия и Казахстан, так как, по их мнению, именно в этих странах были проведены структурные реформы. И, судя по всему, Белоруссия на звание «члена ядра» явно не тянет. Хотя вряд ли Лукашенко это сильно огорчает.
В Астане только в августе начали обозначать озабоченность поводу экономических последствий санкций для Казахстана. Сначала Министерство экономики и бюджетного планирования (позже вошло в состав Миннацэкономики) заявило о начале разработки плана на случай введения дальнейших санкций против России. Плана до сих пор не видать.
Затем на сентябрьской встрече с премьером Каримом Масимовым глава государства дал задание правительству разработать сценарии реагирования на возможные кризисные явления в мире, в том числе в связи с санкциями против России.
А пока мы раскачивались, тесная привязка Казахстана к российской экономике уже создала эффект бумеранга: рейтинги страны были понижены. S&P пересмотрело прогноз по рейтингам РК со «стабильного» на «негативный» в связи со снижением темпов роста показателя ВВП на душу населения. По прогнозам агентства, рост ВВП Казахстана в 2014 составит 4,5%. S&P связало понижение рейтинга не только с уменьшением объема нефтедобычи (в первую очередь из-за проблем на Кашагане), но и с замедлением роста российской экономики.
В свою очередь, МВФ полагает, что замедление роста ВВП РФ на один процентный пункт приведет к снижению темпов роста экономики в постсоветских странах, экспортирующих энергоносители (Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и Туркмения) примерно на 0,25 процентных пункта.
А Moody’s уже предсказало рекордное падение золотовалютных резервов в РФ и активизацию оттока капитала из России. Агентство также ожидает дальнейшее ослабление рубля, что многих напрягает и в Казахстане.
Не исключено, что у нас могут возникнуть и другие проблемы из-за санкций, которые сейчас обсуждаются меньше всего. Первый замминистра финансов Таджикистана Джамолиддин Нуралиев в июле заявил, что антироссийские санкции могут оказать негативное влияние и на экономику Таджикистана. Речь шла о сокращении российского рынка труда для таджикских гастарбайтеров, число которых в России оценивается от 650 тыс. до 1 млн. 170 тыс. Их денежные переводы на родину в 2013 превысили $4 млрд, что равно почти половине ВВП Таджикистана. Это серьёзная проблема и для Узбекистана (2,5 млн граждан, работающих в РФ), и для Кыргызстана (более 500 тыс.). Их возвращение на родину может вызвать рост социальной напряженности, что способно дестабилизировать обстановку во всем регионе, особенно с учетом повышенной активности экстремистских и террористических организаций. Кроме того, потеряв работу в России, часть миграционных потоков из стран региона могут податься в Казахстан, что также чревато напряженностью на внутреннем рынке труда.
Источник – www.camonitor.com (Казахстан), 07.10.2014