Омархан Оксикбаев: «Нормы, предусматривающей наказание за некачественное бюджетное планирование, у нас нигде нет» /Анна Выприцких/ – www.megapolis.kz

» Публикации » Омархан Оксикбаев: «Нормы, предусматривающей наказание за некачественное бюджетное планирование, у нас нигде нет» /Анна Выприцких/ - www.megapolis.kz

04.11.2014, 00:00

Мажилисмен надеется, что этот пробел в законодательстве закроет закон «О государственном аудите».
Если верить статистике, казахстанский бюджет ежегодно корректируется в процессе исполнения. Причём причиной пересмотра трат госказны служит зачастую не смена макроэкономических показателей, а банальные недочёты разработчиков. И пока чиновникам не будет грозить реальное наказание за неэффективное планирование, ситуация не изменится. В этом твёрдо убеждён мажилисмен Омархан ОКСИКБАЕВ. О том, как депутаты борются с чиновниками за качественное исполнение бюджета, он поведал газете «Мегаполис».
– Омархан Нуртаевич, ежегодно у нас миллиарды денег остаются неосвоенными. Правительство за это критикуют и депутаты, и представители Счётного комитета. Но ситуация из года в год не меняется. Почему?
– Депутаты и представители Счётного комитета критикуют исполнение бюджета не оттого, что страдают критиканством. Основой для критики прежде всего является неэффективное исполнение бюджета. Из года в год у нас очень высокие цифры неосвоенных бюджетных средств. Когда утверждается бюджет, идёт драка и за миллион тенге, потому что то на ту программу не хватает, то на другую… Но, когда мы начинаем рассматривать исполненный бюджет, выясняется, что миллиарды остались неосвоенными. И основой всех этих недочётов является именно некачественное планирование.
Я не раз уже говорил о том, что у нас процесс планирования несовершенен. Прежде всего на этапе формирования. Здесь проблема, мне кажется, кроется в том, что у чиновников есть желание отличиться, но нет ответственности за это желание. То есть никто не отвечает за недостоверность представленных заявок, исходных цифр. А ответственность должна быть! Если подпись того или иного министра стоит под заявкой, деньги по которой не использованы либо использованы неэффективно, он должен отвечать.
– Вы об этой проблеме говорили ещё когда были председателем Счётного комитета, то есть, как минимум, лет 10 назад. Может быть, имеет смысл разработать уже соответствующий закон? Сейчас вы – депутат, а значит, право это сделать имеете…
– Да, нормы, предусматривающей наказание за некачественное бюджетное планирование, у нас нигде нет. Я не раз предлагал её внести. И в прошлом году при рассмотрении бюджета выступал с такой инициативой, но мне сказали, что сейчас механизм планирования совершенствуется, а потом уже можно будет вносить и механизм ответственности. К сожалению, дальше обещаний пока дело не пошло.
– Знаете, если с пристрастием посмотреть на исполнение казахстанского бюджета, то половина Кабмина за решёткой рискует оказаться…
– Я не хочу всех министров пересажать! И вообще, на мой взгляд, чиновников надо не в тюрьмы сажать, а рублём наказывать, если он нанёс государству определённый ущерб. А неосвоение бюджетных денег – это ущерб! Если та или иная бюджетная программа не была исполнена, то государство не получит ожидаемого эффекта в социальном, инфраструктурном или инновационном аспекте. И чиновник, допустивший такое, должен как-то свой промах компенсировать.
Ещё одна норма, которую я бы хотел видеть в законодательстве, – это промежуточные отчёты об исполнении бюджета. Сейчас Кабмин со своим отчётом приходит к нам один раз в год, тогда же свои цифры представляет и Счётный комитет. Это, по-моему, неправильно. Мы должны видеть исполнение бюджета и, что называется, по ходу. В таком случае мы могли бы вносить коррективы в бюджет не только по представлению правительства, но и по собственной инициативе, если бы вовремя видели, что в том или ином регионе или министерстве идёт перекос.
Думаю, было бы правильно, если бы Счётный комитет делал для нас отчёт, как и для президента, – ежеквартально. Глава государства не раз говорил, что, расширяя полномочия парламента, который уже может назначать членов Счётного комитета, он даёт парламенту и больше возможностей для контроля за исполнением бюджета. Раз так, то почему мы этот рычаг не используем?
– К вопросу о полномочиях парламента. Не так давно ваш коллега Азат Перуашев высказывал идею о том, что возглавлять комитет, отвечающий за распределение бюджетных денег, должны представители партий парламентского меньшинства. Потому как они в спорах с членами правительства не скованы однопартийной цепью. Как вы относитесь к этой идее?
– В чём-то он прав. Например, в Англии именно оппозиционная партия возглавляет комитет по контролю за использованием бюджета. Но стоит понимать, что у них высший орган финансового контроля подотчётен парламенту. У нас же контрольная служба не подотчётна парламенту. Это во-первых. Во-вторых, сам парламент не может контролировать бюджет: ну просто потому, что не может каждый депутат сидеть и ревизировать ту или иную бюджетную заявку. Но, если удастся добиться того, чтобы Счётный комитет предоставлял нам свои отчёты ежеквартально, в соответствии с нашим законодательством, мы можем создать специальную комиссию, которая бы тщательно рассматривала и анализировала ход исполнения бюджета.
– Эта норма, как я понимаю, тоже заложена в законе «О государственном аудите», который лежит в парламенте? Когда же уже этот проект дойдёт до рассмотрения?
– Да, этот законопроект в парламент поступил, но у нас по нему с правительством есть некоторые разногласия, мы внесли свои предложения, сейчас они на рассмотрении правительства. Но что бы я хотел сказать. Многие проблемы в этом законопроекте так и остаются нерешёнными. Например, дублирование функций. Более того, орган внутреннего финансового контроля, которым является соответствующий комитет Минфина, владеет большими полномочиями, чем орган высшего финансового контроля, потому что может проверять и местный, и Республиканский бюджет. Как это так? Этот орган ни в коем случае не должен контролировать местные бюджеты, потому что он не располагает рычагами по исполнению местного бюджета. В маслихатах есть ревизионные комиссии, вот пусть они и занимаются этими вопросами! Я предложил эту норму сократить. Правительство мне оппонирует тем, что комитет Минфина выявляет больше недочётов, чем ревизионные комиссии на местах. Но это обман. У Минфина больше громких дел потому, что они работают по представлению правоохранительных органов и выявляют те финансовые махинации, которые уже отображены в отчётах правоохранительных органов.
На мой взгляд, эффективнее всех работает внешний орган финансового контроля – Счётный комитет, потому что он не только выявляет финансовые недочёты, но и вырабатывает предложения по совершенствованию системы планирования. Если бы все рекомендации, данные Счётным комитетом ещё в то время, когда я был его председателем, были исполнены, многих вопросов, которые сейчас у всех на устах, удалось бы избежать.

Источник – www.megapolis.kz (Казахстан), 03.11.2014 
                           Мегаполис (Алматы), № 41 (698), 03.11.2014