Азат ПЕРУАШЕВ: Бизнесу нужны простые и ясные правила: как жить и работать – Мегаполис

» Публикации » Азат ПЕРУАШЕВ: Бизнесу нужны простые и ясные правила: как жить и работать – Мегаполис

16.02.2015, 17:37

 
В парламенте началась работа над законом, который некоторые СМИ назвали – ни много ни мало – конституцией бизнеса. Речь идёт о проекте Предпринимательского кодекса, презентация которого состоялась в мажилисе на прошлой неделе. Идея разработки такого документа пару лет назад вызвала горячие споры, причём маститые юристы и депутаты в один голос заявляли о его ненадобности. По их словам выходило, что появление Кодекса предпринимателей создаст угрозу для надлежащего исполнения Гражданского кодекса, на котором сегодня выстроены хозяйственные отношения. Такие же сомнения прозвучали в парламенте и в этот раз, так что баталии вокруг нового проекта, похоже, не только продолжатся, но и получат тенденцию к обострению. Тем не менее рабочая группа создана. И возглавил её человек, чья компетентность в вопросах бизнеса не вызывает сомнений даже у самых ярых оппонентов. 
Более того, именно этот депутат в ходе презентации выступил, как он сам выразился, «диссонансом» против дружного хора противников Предпринимательского кодекса. Впрочем, г-ну Перуашеву и его коллегам из партии «Ак жол» не привыкать объяснять собеседникам «на пальцах» азбуку бизнеса и спорить с большинством.
– Азат Турлыбекович, вас называют одним из разработчиков Предпринимательского кодекса. Наверно, потому вы вступились за этот законопроект, хотя многие депутаты от партии власти разнесли его в пух и прах?
– Это не совсем верная информация. Необходимость принятия подобного документа мы с коллегами действительно начинали обсуждать в НЭП «Атамекен» ещё накануне прошлого кризиса. Но, собственно, законопроект готовился Минюстом с 2011 г., причём предыдущие версии были отклонены самим министерством ещё на этапе разработки.
Нужно отметить, что руководство министерства обеспечило достаточно открытый формат обсуждения, я лично участвовал в нескольких международных конференциях по этому вопросу. И заявлял, что лучше вообще отказаться от этой идеи, чем принимать те проекты, которые тогда обсуждались.
– Почему же теперь вдруг поддержали?
– Во-первых, это уже другой документ, как минимум, третий вариант. И здесь ряд моментов, вызывавших нашу критику, в значительной мере учтён. Во-вторых, поддержал с условием: не торопить рабочую группу в ущерб качеству законопроекта. Я знаю, что в таком случае мы сможем из имеющегося материала сделать нормальный, работающий закон. Вице-спикер Дарига Назарбаева по этому поводу отметила, что поступающие из министерств законопроекты, как правило, приходится перерабатывать на 60 и более процентов. И здесь именно такой случай.
Ну и, кроме того, я действительно считаю нужным и актуальным этот документ. Подумайте сами: требования, регулирующие деятельность бизнеса, разбросаны в десятках и даже сотнях законов. Это «О частном предпринимательстве», «О национальной палате предпринимателей», «О государственном контроле и надзоре», «О недропользовании», «О государственных закупках», «О хозяйственном товариществе», «О производственном кооперативе», «Об акционерных обществах», «О банкротстве», «О банках и банковской деятельности», Налоговый и Таможенный кодексы, даже Кодекс о здоровье нации – всех не перечислить. Я как-то проводил сравнение с Китаем: там на полуторамиллиардную экономику успешно работают около 300 законов. У нас с населением в 100 раз меньше – законов в 10 раз больше. Зато их избыток компенсируется недостатками исполнения.
Понятно, что у крупных корпораций работают целые департаменты лучших юристов, они могут себе позволить нанимать специализированные юридические компании, для которых копаться в лабиринтах законов – удовольствие и основная работа. А что делать пресловутому малому и среднему бизнесу, где зачастую вся правовая служба представлена одним-единственным юристом, причём недорогим, – без связей и регалий? Или индивидуальному предпринимателю, который сам себе и начальник, и работник? Людей с юридическим образованием среди ИП немного. Для них важнее всё-таки профессиональные и экономические знания. А ведь МСБ – это 99% всех субъектов предпринимательства.
Но бизнес – это всегда отношения с партнёрами, клиентами, проверяющими, наконец. И эти отношения нередко спорны. Что же делать сотням тысяч мелких и не очень «коммерцев» в таких случаях: лопатить сотни томов неизвестных законов? В мире уже давно существует практика специализированных кодексов, объединяющих важнейшие законы для бизнеса. Таковы Коммерческий кодекс Франции, Торговое уложение Германии, Единообразный торговый кодекс США и другие. Крайне важно и то, что кодификация позволяет выявить имеющиеся противоречия между различными законами и привести их нормы в единую систему. Такой подход значительно упрощает жизнь предпринимателя, что особенно актуально в нынешние времена.
– Почему же ваши коллеги из парламентского большинства, да и ведущие авторитеты по гражданскому праву такие, например, как Майдан Сулейменов, категорически против самой идеи предпринимательского кодекса?
– Майдан Кунтуарович, безусловно, авторитетный специалист в вопросах гражданского и хозяйственного права. Его аргументы понятны и с ними нужно считаться, прежде всего, в той части, где он говорит о недопустимости «ревизии» гражданского права и дробления единой правовой системы на части, что может внести противоречия и подорвать существующие отношения в обществе. Я потому и говорю о необходимости тщательной проработки проекта без излишней спешки, что разделяю мнение г-на Сулейменова о рисках непродуманных решений.
С другой стороны, мы должны считаться не только с мнением юристов, но и с интересами самого бизнеса. А бизнесу нужны простые и ясные правила: как жить и работать. Нынешняя ситуация с законодательным регулированием предпринимательства, возможно, устраивает правоведов. Но только потому, что они сами не предприниматели.
Да, портной, который шьёт для вас костюм, имеет свои принципы: например, шить крепкими нитками. Но носить-то его вам, и помимо крепости швов, вам хочется, чтобы ваш костюм был ещё и удобным, не жал и не душил, чтобы все его детали сидели как одно целое, а не сами по себе. Мы будем стараться сшить именно такой удобный и современный «костюм» для нашего бизнеса. Если он будет представлять риски для стабильности экономики, как опасаются некоторые авторитетные правоведы, думаю, у рабочей группы хватит ответственности не допустить такого перекоса. В любом автомобиле должны быть и педаль газа, и педаль тормоза.
Не надо забывать и об историческом факторе. Нынешняя экономика и хозяйственные отношения значительно отличаются от тех, что были двадцать или тем более тридцать лет назад. Право должно развиваться вместе со всем обществом, более того, формировать это развитие, а не просто утверждать «Такого не может быть, потому что не может быть никогда». Мы многое делаем впервые, не надо этого бояться.
– Хорошо, но ведь и вы на презентации кодекса высказали ряд серьёзных претензий разработчику?
– Да, и я подтверждаю эти претензии. Для меня остался непонятным принцип, по которому нормы одних действующих законов включили в кодекс (с постановкой самих законов на утрату), а другие не тронули. Также неясно, переработаны ли эти нормы, приведены ли к единому знаменателю?
Если в кодекс просто механически собрали 11 или 12 законов, то они от этого кодексом не станут, как не станет тигром дюжина кошек. Нам нужно не собрание законов о предпринимательстве, а их систематизация, приведение к одной платформе, исключение противоречий, усиление позитивных тенденций. А этого на презентации мы не увидели.
Если в кодекс собирали просто те законы, где упоминается предпринимательство, то этот список неполный. И разработчики сами отмечают, что ещё около 20 законов по этой тематике остались за рамками кодекса. Я могу ещё сотню назвать. Почему тогда одни законы включили, а другие нет? Например, почему не включили Закон «О недропользовании», который регулирует деятельность крупнейших в нашей экономике компаний, в том числе иностранных инвесторов? Закон «О государственно-частном партнёрстве», раз уж кодекс, как пояснили разработчики, регулирует прежде всего отношения государства с бизнесом? Те же налоговые и таможенные нормы?
И напротив: зачем включили в кодекс и поставили на утрату Закон «О техническом регулировании», который касается безопасности продукции для потребителей, включая жизнь и здоровье наших граждан? Уже сегодня Агентство по защите прав потребителей заявляет, что 70% импортных товаров не проходят проверку, не сертифицируются на безопасность. И если идти по принципу кодекса – облегчение условий для бизнеса – то мы вообще отменим контроль за тем, что едят, пьют и потребляют наши люди, включая детей. Это принципиальный вопрос! Я поддерживаю депутатов от «Нур Отана» Глеба Щегельского, Загипу Балиеву, Рамазана Сарпекова и уверен, что Закон «О техническом регулировании» нужно отсюда убрать и оставить в силе как самостоятельный закон.
То же самое и с Законом «О государственном контроле и надзоре», на который обратил внимание наш коллега Серикжан Канаев. Напомню предысторию: в 2005 году, при принятии Закона «О частном предпринимательстве», в него включили целый раздел о проверках бизнеса. Однако позже, когда принимали Закон «О госконтроле», раздел из Закона «О предпринимательстве» перенесли туда, причём убрали все нормы по защите бизнеса. Наши возражения, что госконтроль должен заниматься не только бизнесом, но и другими сферами – никто тогда не услышал.
Теперь предлагается содержание Закона «О госконтроле и надзоре» перенести в кодекс, а сам закон исключить. Получается, контроль касается только частников. А как же тогда госорганы, школы, больницы, нацкомпании, предприятия с госучастием? Ведь там и идут основные хищения бюджетных средств, а не в малом и среднем бизнесе.
При этом из кодекса почему-то выпали предприятия, где 50% акций и более принадлежат государству, т.н. квазигосударственный сектор. Но ведь это тоже предпринимательство, да ещё за государственный счёт. Их деятельность тоже надо регулировать.
– Вице-спикер Дарига Назарбаева также обратила внимание на недостаточное внимание к среднему бизнесу в этом законопроекте.
– Эта проблема – вообще какой-то системный сбой в головах у наших чиновников. Или избирательная глухота. Судите сами: президент Нурсултан Назарбаев из года в год, от поручений к поручениям требует поддерживать малый и – подчёркиваю! – средний бизнес, чтобы довести его долю ВВП до 50%.
А во всех законах, включая и этот кодекс, льготы и преференции закладываются только для малого бизнеса. Между тем малый бизнес – главным образом это торговля и сфера услуг. Реальное производство, особенно в обрабатывающих секторах, начинается со среднего бизнеса. Дарига Нурсултановна привела наглядную статистику: притом, что средние предприятия составляют лишь около 5% от всего бизнеса, они дают 17% рабочих мест и выпускают 73% всей продукции в стране.
Поэтому, помогая только малым предприятиям, госорганы сами стимулируют торговлю и лишают привлекательности производство. Оттого и продавать чужие товары в Казахстане давно выгоднее и проще, чем производить свои.
Мы также неоднократно обращали внимание на этот перекос. 19 декабря 2013 года фракция «Ак жола» направила депутатский запрос об освобождении вновь созданного среднего бизнеса от проверок наряду с малыми предприятиями. 31 января 2014 года мы вносили собственный законопроект, в котором предлагали распространить меры господдержки на средний бизнес. 5 ноября был направлен новый депутатский запрос, 13 ноября сделано заявление в поддержку среднего бизнеса на брифинге в Службе центральных коммуникаций. Однако уполномоченные госорганы неизменно отвечали отказом: например, ответ тогдашнего правительства на запрос от 19 декабря 2013 г. гласил, что «целесообразно придерживаться позиции об освобождении от проверок только субъектов малого предпринимательства».
Может быть, теперь, когда партия большинства взялась за тему среднего бизнеса, нам вместе и удастся пробить эту стену? Во всяком случае, в моём лице коллеги получили твёрдого союзника в данном вопросе, и мы настроены решительно.
– У журналистов также вызвала интерес высказанная вами идея «презумпции невиновности для предпринимателей». В чём её смысл?
– Одной из главных задач предпринимательского кодекса заявлена защита законных прав предпринимателей. А поскольку кодификация – это не просто механическое собрание действующих норм, а их пересмотр, снятие противоречий и усиление положительных начал – то после такого заявления бизнес-сообщество вправе рассчитывать на расширение своих прав и предоставление новых мер и гарантий защиты. Однако этого не произошло, проект лишь дублирует ныне существующие требования в данной сфере.
Между тем существуют несколько простых, но эффективных решений для резкого усиления позиций предпринимателей, например, в спорах с проверяющими. И «Атамекен», и «Ак жол» уже много лет требуют ввести принцип презумпции добросовестности предпринимателя – своеобразного аналога презумпции невиновности гражданина. Смысл в том, чтобы в судебных тяжбах с обвинением, при отсутствии прямых доказательств вины, сомнения трактовались в пользу предпринимателя, а не против него, как происходит сейчас по налоговым, таможенным и всем иным спорам. Принцип презумпции невиновности применяется во всём мире, и в нашей стране для граждан мы его тоже признаём, а вот для тех же граждан, но занявшихся бизнесом, – уже нет. Получается, что быть предпринимателем зачастую опасно и для имущества, и для нервов, и для свободы. Если же исправить эту несправедливость, то бизнес мог бы стать действительно массовым явлением, а не бегом с препятствиями.
– Какие принципиально новые моменты вы планируете рассмотреть в работе над кодексом?
– Как показывает международный опыт, в подобных кодексах основное внимание уделяется формам организации предпринимательства, их взаимоотношениям между собой и государством.
В нашем же случае в законе не указана даже такая важная форма предприятий, как акционерное общество. Не рассмотрены порядок создания и деятельности всех типов предприятий, виды контрактов, порядок их исполнения и т.д.
Это принципиальные моменты, потому что они пересекаются с Гражданским кодексом, создают ту коллизию дуализма, об опасности которой предупреждает Майдан Сулейменов и другие правоведы. Перед разработчиком были два варианта решения: либо разграничить компетенции этих кодексов, либо подчинить соответствующие нормы Предпринимательского кодекса кодексу Гражданскому, что, на мой взгляд, более реалистично.
Разработчики решили пойти другим путём: просто обошли тему по умолчанию, тем самым не решив вопрос, а спрятав его. Но обходить ключевые вопросы в законе – значит лишать его смысла. И то, что тема проблемы от этого никуда не исчезла, показала и дискуссия на презентации. На прямой вопрос представители Минюста заявили, что угрозы дуализма удалось избежать за счёт того, что Гражданский кодекс будет регулировать отношения физических лиц, а Предпринимательский – отношения предпринимателей, таким образом, предложив вариант разграничения компетенций. Но тогда необходимо включать в кодекс и нормы регулирования отношений, свойственных бизнесу, типы контрактов, исполнение обязательств, порядок решения споров…
Кроме того, при таком разделении непонятно, куда относить индивидуальных предпринимателей, которые являются и частными гражданами, и предпринимателями одновременно. А ведь это самый большой отряд субъектов частного бизнеса. В общем, есть множество и других вопросов, которые нам предстоит решить.
 
Источник – www.megapolis.kz  Мегаполис