Выступление Азата Перуашева на совместном заседании палат парламента по обсуждению Отчёта Правительства и Счетного комитета об исполнении бюджета за 2012 г.

» Пресс-релизы » Выступление Азата Перуашева на совместном заседании палат парламента по обсуждению Отчёта Правительства и Счетного комитета об исполнении бюджета за 2012 г.

14.06.2013, 00:00

 
А.Перуашев, 14 июня 2013 г.
 
Уважаемые коллеги!
 
Две недели назад, при обсуждении отчёта Счётного комитета и Правительства в Мажилисе по исполнению бюджета 2012 года, фракция ДПК «Ак жол» уже отмечала выявленные негативные тенденции экономического развития.
 
Так, с учетом инфляции объем промышленной продукции в указанный период уменьшился на 2%, сельского хозяйства на 18%, торговли почти на 6%, связи на 4%.
 
Поступления от импорта увеличились на 11%, тогда как поступления от товаров и услуг внутреннего производства снизились на 8%, доля валовой добавленной стоимости производства товаров в ВВП сократилась на 2,5%.
 
Приведённые данные однозначно говорят о сокращении реального сектора и возрастании импортозависимости внутреннего рынка, как и о возрастании прессинга на предпринимательство.
 
Всё это, вкупе с непреодолённой сырьевой направленностью экономики, и привело к «корректировке» бюджета до 20%, которую вообще-то правильнее считать секвестром, хотя таких секвестров не было даже в разгар кризиса в 2008-2010 г.г.
 
Можно добавить, что он негативно характеризует профессиональную компетентность (а точнее, некомпетентность) тех, кто планировал и исполнял этот бюджет.
 
По мнению фракции «Ак жол», основной причиной низкой результативности программ является отрыв системы бюджетного администрирования от конкретных социально-экономических задач.
 
Складывается такое впечатление, что те, кто планирует бюджет, судят о жизни рядовых казахстанцев и экономики только из окна собственного кабинета.
 
Отчет Правительства свидетельствует о крайней условности и формальном характере применяемой системы индикаторов, не позволяющей объективно оценить эффективность каждой государственной программы и её администратора, а, следовательно, и эффективность потраченных бюджетных средств в целом.
 
Несколько примеров:
– По программе 128 «Реализация мероприятий в рамках программы занятости 2020», затраты на которую составили 45 млрд. тг., в  качестве конечного результата – предусмотрен такой показатель, как охват участников, обратившимся в Центры занятости.
Само собой, надо полагать, что обратившиеся в Центры занятости будут считаться охваченными программой, раз уж они туда обратились.
Но где главный критерий, в виде снижения безработицы?!
 
Зато Счётный комитет установил при реализации этой Программы нарушения  на сумму 39 млрд.тг (45%!!).
Несмотря на 90-миллиардные вливания в эту программу, в 2012 г. отмечен рост безработицы на 32 тыс.чел., что в два раза выше по сравнению с предыдущим годом.
 
По такому направлению данной программы, как «Обучение и содействие в трудоустройстве» охват участников по сравнению с предыдущим годом уменьшен на 15%, а расходы увеличились на 40%. Если в 2011 г. на одного участника по этой программе было затрачено 180 тыс.тенге, то в 2012 – уже 290 тыс, т.е. на 60% больше. И при этом, число безработных выросло вдвое.
Получается обратная зависимость: чем больше вкладывается бюджетных средств в такие программы, тем ниже их результат.
А по официальным критериям, программа будет считаться успешно исполненной!
 
Другой пример – программа 062 «Увеличение уставных капиталов акционерных обществ Министерства здравоохранения РК», на которую за два года выделены 1 миллиарда 400 млн. тенге.
Здесь показателем конечного результата определено количество самих приобретённых акций (389 541).
Получается, деньги тратят, чтобы их тратить, и считается, что результат достигнут! Хотя на наш взгляд, задачей затрат на систему здравоохранения должно быть снижение заболеваемости, увеличение обеспеченности медицинскими учреждениями на население, сокращение потерь экономики от больничных пропусков и семейных бюджетов от приобретения лекарств…
 
Вообще, малоэффективное использование средств республиканского бюджета стало характерной чертой предприятий квази-государственного сектора. Как указано в Отчёте Счетного комитета, 38% АО и ТОО с участием государства являются убыточными, а сумма их убытков исчисляется миллиардами. Но вместо сокращения им только увеличивают финансирование, только за последние три года на эти цели израсходовано 985 млрд.тенге налогоплательщиков. А сегодня нам озвучили планы по созданию очередных государственных АО.
 
Аналогичная неэффективность наблюдается и по всему остальному спектру государственного менеджмента. В частности, полная сумятица царит в определении администраторов бюджетных программ. Так:
– Минэкономики почему-то работает над совершенствованием мобилизационной подготовки и мобилизацией,
– Мининдустрии ведет борьбу с наркобизнесом, и при этом ее назначением указано проведение спортивно-массовых и туристических мероприятий.
Сегодня, благодаря политике Президента, стала очень популярной тема поддержки предпринимательства, и новые и новые министерства запрашивают у бюджета средства, чтобы осваивать их под этой вывеской. Хотя уполномоченный госорган на эти функции всего один, в лице Минрегионразвития.
Тем не менее, программу обучения предпринимательству реализует ещё и Минтруда, и конечно, тоже за государственный счёт.
Но ведь в реальности это фикция: как может научить бизнесу человек,  сам никогда не бывший предпринимателем, не заработавший в бизнесе ни копейки?!
Программа занятости в таком виде, вместо создания рабочих мест воспроизводит скрытую безработицу.
А бюджетные средства выбрасываются на то, чтобы люди и дальше не искали работу, не копили пенсии, а жили натуральным хозяйством. В то же время, предприятия, создающие рабочие места и реально решающие проблему безработицы, не могут достучаться до госорганов в поисках поддержки.
 
При таких подходах теряется смысл и целенаправленность бюджетных программ, а их исполнение или неисполнение почти не влияет на качество жизни рядовых казахстанцев.
Например, отвечая на вопрос нашей фракции, о причинах и последствиях неосвоения более 5 млрд.тенге, министр МЧС признал, что эта огромная сумма не была освоена по причине некачественной подготовки документации.
Но при этом, как уверяет глава МЧС, невыполнение соответствующих программ никак не отразилось на безопасности наших граждан. А тогда зачем мы выделяем миллиарды, если они ни на что не влияют?
 
Есть вопросы и к корректности предоставляемых нам данных. На Отчёте в Мажилисе Правительство заявило, что в 2012 г. на программу индустриализации затрачено 842 млрд.тенге, но мининдустрии позже признало только 70 млрд. На мой вопрос, кто виноват в таких громадных расхождениях сумм, вице-премьер Исекешев так и не ответил.
 
В результате колоссальные затраты бюджетных средств не привязаны к реальной ситуации и не получают адекватной отдачи, а соответственно, и не формируют условий для экономического роста.
Не случайно за последние годы число действующих юридических лиц сократилось на 17%,  индивидуальных предпринимателей более чем на 10%. 
Индекс физического объема продукции обрабатывающей промышленности – упал на целых 7%, а количество занятых в этом секторе экономики осталось на уровне трехлетней давности.
 
Методологические ошибки в бюджетировании приводят к таким же ошибкам в выборе мер по его улучшению. В частности, предлагается обеспечить увеличение платежей в бюджет через отмену льгот и ужесточение налоговой нагрузки на сельское хозяйство, реальный сектор и МСБ.
Об ошибочности такого подхода уже говорили наши коллеги.
 
При этом как-то забывается, что, например, все вместе взятые банки второго уровня (21 БВУ) уплатили в бюджет всего 59 млрд., или лишь 2% от всех налоговых поступлений, хотя практически весь бизнес платит солидные проценты по кредитам, которые в несколько раз перекрывают основную сумму долга и являются прибылью БВУ.
Потому и активы банков, как следует из Отчёта Счетного комитета,  увеличились на 900 млрд.тенге (+7%), а на счетах государственных финансовых институтов и банков второго уровня образуются значительные остатки средств республиканского бюджета.
 
Только по АО «БТА банк» провизии по сомнительным долгам на 1.01.2013г. по данным Счетного комитета равнялись почти 17 трлн.тг., их вычет из налогооблагаемого дохода означает недоплату по КПН порядка 3,376 трлн. тг.
Для сравнения, по данным Счетного комитета льгота по НДС для всех вместе взятых сельхозпереработчиков (которую предлагается отменить), приводит к недоплате налогов в бюджет в размере менее 7 млрд. тг.
Общую стоимость налоговых льгот для малого и среднего бизнеса (в рамках реального сектора) можно оценить на уровне 246 млрд. тг.
 
Получается, на одном только БТА-банке при существующей модели налогообложения, бюджет теряет почти в 500 раз больше, чем на всем сельском хозяйстве и в 7 раз больше, чем на всем вместе взятом малом и среднем бизнесе.
И эту диспропорцию в налогообложении производственного и финансового секторов предлагается не сокращать, а увеличивать путём отмены соответствующих налоговых льгот.
 
Об этом же свидетельствует и нарастающая практика подмены здорового налогового администрирования – тотальными штрафами и давлением на бизнес: прогнозы по штрафам перевыполнены в 1,5 раза и превысили 18 млрд.тенге.
Мы явно и упорно строим экономику штрафов вместо экономики доходов. Возникает вопрос, осуществляет ли кто-либо в правительстве контроль за сбалансированным развитием экономики? По идее это функция минэкономики,  но выполняется она явно неэффективно.
 
Партия «Ак жол» считает, что главным условием повышения доходности бюджета должен быть не репрессивный метод в отношение предприятий, а расширение налогооблагаемой базы за счёт массового появления новых предпринимателей и создания условий для повышения доходности МСБ.
 
Приоритетным критерием работы правительства должно быть не  расходование средств бюджета само по себе, а их осязаемое влияние на рост экономики и улучшение жизни рядовых казахстанцев.
В этой связи, необходим кардинальный пересмотр и наведение порядка в системе индикаторов бюджетного планирования, привязка их к реальным социально-экономическим задачам и придание стабильности для выявления объективной динамики.
 
Наконец, важным требованием к формированию бюджета должна быть его устойчивость и сбалансированность. Глава государства постоянно ставит задачу строительства производительной экономики, где роль поступлений от экспорта нефти и природных ресурсов должна поступательно снижаться. Вместо этого правительство наращивает не-нефтяной дефицит, который  в 2011 г. составлял 6,4% от ВВП (1,776 трлн.тг), а в 2012 г. вырос до 7,6% (2,286 трлн.тг).
 
Это свидетельствует, что потенциал несырьевого сектора задействован крайне слабо. Парламентская фракция ДПК «Ак жол», в связи с явной экономической стагнацией в развитии не-нефтяного реального сектора, вносит предложение законодательно установить пороговое значение дефицита бюджета на уровне 3%.
 
Такое ограничение дефицита предусматривают как международные институты, так и обсуждаемые правила ЕврАзЭС.
Причина этих ограничений в том, что покрытие бюджетного дефицита, как правило, производится за счёт увеличения денежной массы, что ведёт к усилению инфляционных процессов и девальвации национальной валюты. Не будем забывать, что во время последней девальвации основное бремя легло на рядовых граждан и малый бизнес.
Можно также напомнить, что именно с превышения 3%-ного рубежа дефицита бюджета началось скатывание к национальным дефолтам таких стран, как Кипр и Греция. А у нас, как уже отмечено, не-нефтяной дефицит превысил 7%.
В частном бизнесе, который так любит штрафовать наш Минфин, за такие результаты наёмных менеджеров уже отправили бы на биржу труда искать другую работу.
 
Парламентская фракция ДПК «Ак жол» считает, что поставленные нами вопросы достаточно наглядно характеризуют обсуждаемые Отчёты правительства и Счётного комитета.
 
Спасибо за внимание.
 
Для сведения: по итогам обсуждения, фракция партии «Ак жол» проголосовала ПРОТИВ утверждения отчёта правительства за 2012 год.